Форум Ордена Северного Храма

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Ордена Северного Храма » Ярмарка » Смешные стихи!Собственного и не своего сочинения!


Смешные стихи!Собственного и не своего сочинения!

Сообщений 1 страница 30 из 142

1

Сюда можно вписать стишки всевозможного смысла и атлетичнего сочинения. Толко умоляю! без грубой пошлятины. ( Жан - не шали!  :1  )

Отредактировано Roland Hazard (2005-09-05 21:41:58)

0

2

Ну вот только во мне проснулся Поэт,да какой поэт,просто ПОЭТИЩЕ :rolleyes: ,да сразу голову сплечь !Цензура- ни чего не поделаешь! :max!

0

3

Где стихи-то???АУ!!!

0

4

Сидит Приор, в руке топор,
Рядом плаха, и два монаха,
У каждого монаха, толстая ряха.

Говорит Приор «С каких пор,
стал пропадать, в подвале Кагор.»
«Я стесняться не привык,
топором щас дам в кадык,
рукояткою дам в пах,
станешь евнухам монах.»

Испужалися щеканы,
Стали блеять как бараны,
На колени повалились,
Чуть мошны не раздавились.

Пожилей ты нас Приор,
Не марай об нас топор,
Мы изжогою страдаем ,
И по этому бухаем.

Нет целебнее Кагора,
От изжоги и запора,
От прыщей и простатита,
От ветрянки и мастита.
От глистов и целюлита,
От поноса и бронхита,
Лысым, глупым и убогим,
Импотентам, хромоногим,
Всем полезен наш Кагор,
Пригуби и ты Приор.

Отредактировано Kuzmich (2005-10-16 20:03:19)

0

5

Кузмич, пять баллов!!! Это круто!!! :apl

0

6

Прикольно!))))
Я требую продолжения банкета!))))

0

7

Странности мира-
Загадки природы,
Вечные тайны
Любого народа.
Банальность бытья,
Животные страсти,
Стремление к власти-
Иллюзия счастья.
Природа кричит,
Природа хохочет,
От смерти бежит,
Цивилизацию топчет.
Система на грани,
Уж скоро тепло,
Спаситель наш рядом
Уничтожающий зло.
Бокалы с вином
Исчезнут от света
И чистым вином
Нальются на лета.

                            10.12.05.

0

8

Бокалы с вином
Исчезнут от света
И чистым вином
Нальются на лета.


Извиняюьсь, но тут есть ошибочка.
Так вернее:
"Бокалы с грехом
Исчезнут от света..."

0

9

Сюда можно вписать стишки всевозможного смысла и атлетичнего сочинения. Толко умоляю! без грубой пошлятины. ( Жан - не шали!  :1  )


Да пожалуйста, авек плезир, дважды прекрасный брат! (Это просто песенка, моя-с)

Рыцарский роман

Весь двор с утра гудит, забыв вино и шашни,
И в страхе карлик-шут забился в уголок.
Бедняга Камелот дрожит, прижавши башни.
Змей ночью из дворца Гиневру уволок!

Сир, спрячьте кошелек. На кой мне Ваша дева?
Эй, паж, тащи мне меч и длинное копье!
Тут важен сам процесс (тудыть его налево!).
Спасать прекрасных дам - призвание мое.

Работа (будь она помянута не к ночи!),
Победа светлых сил, и правды торжество...
(От королевы той дракон гастрит схлопочет.
Мне, честно говоря, немного жаль его).

...Поехал я в поход, но вот какая жалость:
Я храбро в горы лез и пёр через леса,
Догнал, поймал, настиг... Да только оказалось,
Что вовсе никого не надобно спасать.

На травке у ручья плела веночки дура
И ягодки с куста лениво клала в рот,
И этак нежно ей про шалости Амура
На ушко ворковал красавчик Ланселот.

Короче, пишем так: дракон погрыз мне латы
И в ад, огнем дыша, Гиневру уволок.
Я дрался с ним, как лев: доспех - одни заплаты!.
А, дьявол с вами, сир, давайте кошелек!

0

10

Где стихи-то???АУ!!!

А песенка не сгодится?:)

Как-то разлили пузырь на троих
Славные единоверцы:
Фриц Барбаросса, Девятый Луи
С Ричардом Львиное Сердце.

Фриц, нализавшись, вполглаза храпел,
Ричард в амуры пустился,
Ну а Луи, что в Святые хотел,
Тот больше всех колбасился:

«Мол, скукота, заржавели клинки,
  Двор погружается в тину,-
  Ну-ка, давайте, пошли, мужики,
  Морду набьём Саладину!

  И конфискуем - пора бы давно! -
  Чашу святую Грааля,
  Гроб Иисусов, а с ним заодно -
Девочек всех из Сераля!»

И подпевал ему хитрый плебей,
Старый пьянчуга и циник,
В общем - краса всех французских бичей,
Пётр по прозванью Пустынник:

«Вечною славой, мол, трон озарим,
  С Богом, под знаменем Чести!
  Наш будет мигом Иерусалим,
  Раз наши козыри - крести!»

  Молча кивали в ответ короли,
  Пётр ухмылялся ехидно.
  Им бы проспаться послать бы Луи -
  Да перед дамами стыдно!

  Рыцари с лязгом, пыхтя в железах,
  Лезли в седло, как медведи,
  Намалевав Красный Крест на щитах:
  Помощь, мол, братская едет!

  Только завидев базар, и Сераль,
  И изобилье Востока,
  Воины Гроб, и Христа, и Грааль
  Мигом послали далёко.

  И на базар ворвались, как ОМОН,
  Копьями снёсши воротца,
  И навели колоссающий шмон,
  Хапая, что подвернётся.

  Как челноки, все шмотья нагребли,
  Передралися, задиры,
  А на прощание город сожгли,
  Словно киоск - рэкетиры.

  Три короля, все в крови и в пыли,
  Светочи истинной веры,
  В школьный учебник в обнимку вползли,
  Пьяные, как тамплиеры.

  Мог чтобы внук, гордый делая вид,
  Предками хвастать своими.
…Воз, то есть, гроб, и доныне стоит
   В граде Иерусалиме…

0

11

Прикольно!))))
Я требую продолжения банкета!))))

Держите!
Рогоносец

Провыла хрипло валторна
Четыре дежурных ноты.
Чёрт меня, дурня, дернул
Вернуться раньше с охоты!

Шлем - как венец из тёрна,
Башка - как ведро пустое.
Чёрт меня, дурня, дернул
Подняться в ее покои!

Жаль, что путь был недолог.
Каб знать - умчался б далече.
Могла б хоть задернуть полог!
Могла погасить бы свечи!

Раскинулась, как царица, -
Нагая, при ярком свете.
Рад бы я притвориться,
Что ничего не заметил!

Сзади шуршат, как крысы.
Сейчас развернусь - так двину!
С супругой - паж белобрысый.
И что мне - лечь в середину?

«Тебе, - скажет друг угрюмо, -
Давно твердили, разиня!»
Не знал я, можно подумать.
Клотильда, моя графиня,

Жаркого сгусток мрака,
Обтянутый шелком белым,-
На что ей старый вояка
Со сплошь изрубленным телом?

В собор, под мрачные своды,
Спасителем долгожданным
Входил я: деве - свобода,
Мне - сундуки с приданым.

И что теперь, в самом деле -
Бдеть с зари до восхода?
Законопать все щели -
Влезет в окно природа!

Свернулся паж, как котенок,
Холодно ножкам босым.
Стан, как тростинка, тонок,
Розовый пух под носом,

А ручки - скажи на милость -
Как лапки у сенокосцев...
До пажиков докатилась -
Мало оруженосцев!

В кровь плеткой ляжки и плечи,
А после - обоих с кручи!
Я б мог... Но станет ли легче?
С другою - будет ли лучше?

Ему б молоко из чашки -
Не вино из бокала.
Встряхнуть?.. Чтоб потом у бедняжки
Вовек ничего не встало?

Взял ведь ее - такую,
Как есть. Что скажут холопы -
Плевать. Я свечи задую,
И выйду, дверью не хлопнув.

А славный был бы скандальчик,
Каб я молодого фата...
Спи спокойно, мой мальчик.
Я ведь и сам когда-то...
5.12.02

0

12

Сюда можно вписать стишки всевозможного смысла и атлетичнего сочинения. Толко умоляю! без грубой пошлятины. ( Жан - не шали!  :1  )

Держите еще:

Освобожденный Иерусалим
(письмо очевидца)

15 июля 1099 года Иерусалим
был взят приступом. Три дня
победители грабили его...
(учебник по истории Средних веков)

Из Святой земли привет, любезный братец!
У тебя-то разумения хватило
Только мысленно примкнуть к священной рати -
Кто бы мне из зада вытащил бы шило!
Что забыл я в этом чертовом походе?
Черт подрал бы «благодатный» здешний климат!
Что Париж? Как двор? С кем спит моя графиня?
Как монашенка твоя - Господня милость
Упасла? Пишу из Иерусалима.
Непонятно как, но все-таки - свершилось.
Ночь проспал, облокотясь на Гроб Господень.
Всё da capo распишу тебе al fine .

Мы вкруг крепости кольцо свое стянули
Пред рассветом - еле видны были лица.
Как тараном по воротам шибанули,
Так на ломаном французском из бойницы
Кто-то крикнул: мол, попробуйте рогами!
Тут, конечно, как с цепи сорвались наши.
Жарче этой свет не видел заварухи:
С хрустом в плоть вгрызались копья и секиры,
И раскалывались головы, как чаши, -
Это, брат, вам не парижские турниры!
Чалмоносцев, будто репу, мы строгали,
Мостовые были мокры, глотки сухи.

Видел я, как быстро жизнь в песок сбегает
Сквозь кольчугу - так вода течет сквозь сито;
Видел я, как кость из лат торчит нагая -
В ту бы свалку вас, кудрявые пииты!
Где сражался кто из нас - там спать и рухнул,
Не дослушавши победного сигнала....
Утром сам чуть в Гроб не лег я, вместо Тела!
Двух девиц пленил. И взор одной - что солнце.
А другая... мне рубашку постирала.
Всяк, кто жив, - герой, куда там Македонцу!
На доспех свой глянул - в мать святого духа!!
А на шкуре - дырок с пять, но кости целы.

Вонь ужасная: весь город стал - кладбище.
Наших треть легла. Вдова теперь Колетта.
Всё вверх дном перевернули - денег ищут,
А на Господа плевали с минарета.
С Гробом, без ли - под ногами те же плиты,
В черном небе - те же звезды. Та же эра.
Тут один монах пузатый - вот умора! -
Призывал нас попоститься в честь победы.
Я сказал: «Ты, отче, ври - да знай же меру»,
А Ла Форс по морде смазал надоеду.
А когда-нибудь мы станем знамениты,
И святых из нас наделают жонглеры...

Был пажишка у Ла Форса, с ликом гордым, -
Всё мечтал о битвах, подвигах и Гробе,
Да кансоны сочинял Прекрасной Даме,
Трясся вечно в героическом ознобе…
Закололся. Час назад. Мизерикордом.
Экий дурень! Нализался б лучше с нами.
18.3.02.

0

13

Ну если уж потянуло на героику :), давайте вспомним современников крестовых походов:

Мила мне радость вешних дней,
И свежих листьев, и цветов,
И в зелени густых ветвей
Звучанье чистых голосов,—
Там птиц ютится стая.
Милей — глазами по лугам
Считать шатры и здесь и там
И, схватки ожидая,
Скользить по рыцарским рядам
И по оседланным коням.

Мила разведка мне — и с ней,
Смятенье мирных очагов,
И тяжкий топот лошадей,
И рать несметная врагов.
И весело всегда я
Спешу на приступ к высотам
И к крепким замковым стенам,
Верхом переплывая
Глубокий ров,— как, горд и прям,
Вознесся замок к облакам!

Лишь тот мне мил среди князей,
Кто в битву ринуться готов,
Чтоб пылкой доблестью своей
Бодрить сердца своих бойцов,
Доспехами бряцая.
Я ничего за тех не дам
Чей меч в бездействии упрям,
Кто, в схватку попадая,
Так ран боится, что и сам
Не бьет по вражеским бойцам.

Вот, под немолчный стук мечей
О сталь щитов и шишаков,
Бег обезумевших коней
По трупам павших седоков!
А стычка удалая
Вассалов! Любо их мечам
Гулять по грудям, по плечам,
Удары раздавая!
Здесь гибель ходит по пятам,
Но лучше смерть, чем стыд и срам.

Мне пыл сражения милей
Вина и всех земных плодов.
Вот слышен клич: "Вперед! Смелей!"
И ржание, и стук подков.
Вот, кровью истекая,
Зовут своих: "На помощь! К нам!"
Боец и вождь в провалы ям
Летят, траву хватая,
С шипеньем кровь по головням
Бежит, подобная ручьям...

На бой, бароны края!
Скарб, замки — всё в заклад, а там
Недолго праздновать врагам!

                Бертран де Борн,
                Перевод В.Дынник

0

14

Ну, уж если вспоминать трубадуров...

Альба

n Ты отрада мне - и отрава.
Почему? По какому праву?
n У любви не бывает прав.
n Нету счастья - так пусть приснится!
Тихо ручка ее ложится
На его кольчужный рукав.

Затихают ночные звуки.
Словно плющ, сплетаются руки.
На дороге скрип колеса.
В деревушке лают собаки.
Кой дурак придумал, что браки
Заключают на небесах?!

Тише. Сдержанней. Sostenuto.
Не удержишь - бегут минуты,
Как в песок вода из горсти.
Топот. Кашель. - «Кого там носит?!»
Вновь безусый оруженосец
Им тревожный мотив свистит.

Миг еще! Ну еще полмига...
Мчится Гелиоса квадрига -
Не помедлит, и не проси!
Кровью рдеют верхушки башен.
-Старый муж ее в гневе страшен,
Бога ради, скорей, мессир!
    Глаза-острия на решетках-лицах -
                Закрыться, спрятаться, притвориться,
               Нести на вздор - еще больший вздор,
                Степенно ходить и глядеть смиренно...
                 Как бусы цветные, низать катрены,
                Где coeur - дежурная рифма к fleur...
Бесполезны меч и отвага.
Рвет натужно перо бумагу,
Волочась по ней - не скользя.
«Напиши обо мне!» - он рад бы.
Но и в песне ни слова правды
О любимой сказать нельзя -

Рыщет сплетня бешеной псицей!
Даже в песне нужно таиться.
Следом заячьим стих плети:
Заменяй, прокляв всё трикраты,
На сапфиры - очей агаты,
Косы черные - золоти!

Госпожу старухи обсели:
n Где вы были, мадам?
n                                В капелле
Я молилася на заре!
На вопрос, для кого напевы,
Рек певец: «Для Пречистой Девы!»,
Взор пустой возведя горе...

-Добрый вечер, мессир!
    -Да, добрый...
Сердце вот-вот проломит ребра -
Рвется к Ней из тела-тюрьмы.
Как секвенциями ни виться -
Всё равно аккорд разрешится
В скачку ночью через холмы,
В сырой и острый холод решетки.
                 Всего-то разницы - два коротких
                Росчерка между amor и mort.
                 Свет... Серо-желтый, как крылья моли.
                 Еще немного! Как можно доле...
                И «доле» созвучьем пойдет к dolor.
13.06.05.

0

15

Как мессиру приору обещала, начинаю потихоньку покидывать сюда подходящие вещи Киплинга - а у него подходящих вещей, т.е. пусть не нашей эпохи, но в нашем духе, более чем достаточно!
Вот например, как вам это, прекрасные сеньоры? Разве не про нас написано? ;)

L'Envoi

(Департаментские песенки)

Цветы при храме не цветут,
Костров уж нет.
Богини, обитавшей тут,
Простыл и след.
Скажите, для кого же жгут
Здесь фимиам, и гимн поют?

Ответ был: "Стены здесь пусты,
Но мы, как встарь,
Приносим жертвы и цветы
На сей алтарь,
Хотя уже немало лет,
Как Божества простыл и след.

Ведь, может, если будем мы
Лелеять храм,
Бог из неведомой страны
Заглянет к нам,
И, вновь обретши Божество,
Мы припадем к стопам его".

(Перевод К. Атаровой)

0

16

Смешной, но жутко матерный стишок за жизнь. Не мой. Кто не убоится матершины. всем СЮДЫ

0

17

Забавно-то забавно - но мата многовато на мой вкус:) Во всем следует знать меру, прекрасный брат.

А вот еще Киплинг - думаю, с такой песенкой рыцари вполне могли отправляться в Палестину:)

Марш "Стервятников"
(Войска Заморской службы)

(перевод Е. Витковского)

Ммарш! Портки позадубели, как рогожи!
При! Упрешься в зачехленное древко.
При! Бабенок любопытствующих рожи
Не утащишь за собою далеко.

Ша! Нам победа хрен достанется!
Ша! Нам не шествовать в блистательном строю!
Будешь ты, усвой,
Стервятникам жратвой,
Вот и все, что нам достанется в бою!

Лезь! На палубу, от борта и до борта.
Стой, поганцы! Подобраться, срамота!
Боже, сколько нас сюда еще не вперто!
Ша! Куда мы - не известно ни черта.

Ммарш! И дьявол-то ведь не чернее сажи!
Ша! Еще повеселимся по пути!
Брось ты бабу вспоминать, не думай даже!
Ша! Женатых нынче, Господи, прости!

Эй! Пристроился - посиживай, не сетуй,
(Слышьте, чай велят скорее подавать!)
Завтра вспомните, подлюки, чай с галетой,
Завтра, суки, вам блевать - не разблевать!

Тпру! Дорогу старослужащим, женатым!
Барахлом забили трапы, черт возьми!
Ша! Под ливнем ждать погрузки нам, солдатам,
Здесь, на пристани, приходится с восьми!

Так стоим под конной стражей час который,
Всех тошнит, хотя не начало качать.
Вот ваш дом! А ну заткнитесь, горлодеры!
Смирно! Черти, стройсь на палубе! Молчать!

Ша! Нам победа на фиг не достанется!
Ша! Нам не шествовать в блистательном строю!
(Н-да-с! Адью!)
Ждет нас на обед
Гриф, известный трупоед.
Вот и все, что нам достанется в бою! (Гип -урра!)
И шакалья рать
Тоже хочет жрать,
Вот и все,ч то нам достанется в бою! (Гип-урра!)
Будешь ты, усвой,
Стервятникам жратвой!
Вот и все, что нам достанется в бою!

0

18

И еще, уж коли речь зашла о стервятниках:

Киплинг, в переводе Константина Симонова

Гиены

Когда похоронный патруль уйдет
И коршуны улетят,
Приходит о мертвом взять отчет
Мудрых гиен отряд.

За что он умер, и как он жил -
Это им все равно.
Добраться до мяса, костей и жил
Им надо, пока темно.

Война приготовила пир для них,
Где можно жрать без помех.
Из всех беззащитных тварей земных
Мертвец беззащитней всех.

***** бодает, воняет тля,
Ребенок дает пинки.
Но бедный мертвый солдат короля
Не может поднять руки.

Гиены вонзают в песок клыки,
И чавкают, и рычат.
И вот уж солдатские башмаки
Навстречу луне торчат.

Вот он и вышел на свет, солдат, -
Ни друзей, никого.
Одни гиеньи глаза глядят
В пустые зрачки его.

Гиены и трусов , и храбрецов
Жуют без лишних затей.
Но они не пятнают имен мертвецов -
Это дело людей.

0

19

И еще из Железного Редьярда (перевод К. Атаровой)

Гимн перед битвой
Земля дрожит от боли,
моря черны от слез.
Народ, готовый к бою,
Уж меч на нас занес.
Пока не слышно зова,
пока не льется кровь,
Бог Брани, Иегова,
Нам помоги, Господь!

Гордец или тупица,
Развратник иль храбрец -
Все под Твоей десницей,
Небесный наш Отец!
Тем, кто Тебя корили,
Кто смел Тебе не внять,
Всем, Господи, дай силы
Достойно смерть принять!

А тем, кто в вере дикой,
Языческой погряз,
Свет истины великой
Яви в сей грозный час!
Коль мы их зря тревожим,
Так не на них вина.
Помилуй их, о Боже,
А с нас спроси сполна.

От страха, спеси, мести,
Упрямой, как гранит,
От паники, бесчестья
Нас вновь оборони!
Укрой нас, недостойных,
И дух наш утверди,
Бестрепетно, спокойно
в последний путь веди.

Мария, Матерь Божья!
Не оставляй в мольбах
Тех, кто назавтра сложит
Свою главу во прах.
Будь наших душ защитой,
К Тебе взываем ввысь:
За всех сынов убитых,
Мадонна, заступись!

Путсь нет уже надежды
Нам избежать борьбы,
Как помогал нам прежде,
Так ныне пособи!
Пошли же знак суровый -
Нам жизнь иль смерть сулишь.
Бог Брани, Иегова,
О Господи, услышь!

0

20

Еще Редьярд (пер.Н. Голя)
Вещь, кажется. по духу вполне "наша":)

Посвящение к "Казарменным балладам"

Они теперь там, за гранью орбит, в пространстве, залитом тьмой,
Где нет ни комет, ни проблеска нет, ни искры нет ни одной, -
Они - те, кто жил, сражался, любил, творил наш мир земной.

В них нет гордыни: они мертвы. Их лавр обращен в золу.
Кумиры дальних времен и сторон их ждут к своему столу;
Им пить вольно среди муз вино, иль Господу петь хвалу,

Иль лететь в дозор сквозь ревущий простор, где злобу таит Азраил,
Чрез кромешный ад проводить отряд светлых всевышних сил,
Охранять свой пост средь далеких звезд (а кто б их на нем сменил?)

Их радость - это радость Земли, а скорбь Земли - далека.
Если начат труд и окончен труд - значит, тут Господня рука.
Что сулит сатана, им известно сполна: лишь ловушку для простака.

Часто к ним нисходит Господь, владеющий всеми и всем;
Он ведет рассказ про свой каждый час и про созданый им Эдем,
И любой тогда пребывает нем, но спокоен и горд между тем.

А нынче к ним, избывшим алчбу, похоть и боль утрат, -
К богам, но и людям (знающим все, но знавшим соблазн наград) -
Дыханьем Смерти рожденный для них, новый явился брат.

К сей Границе, к ней шел он с юных дней, как и всякий из нас идет.
Прах земной отряс, как всякий из нас отрясет его в свой черед.
Он честно жил, он свой путь проложил, и за это - честь и почет.

И они поднялись, встречая его, когда в дом вошел новосел.
Он им ровней стал, он принял фиал, он усажен за общий стол,
Потому что по Жизни бесстрашно шел и от Смерти взгляд не отвел.

За гранью орбит, где свет не горит, в пространстве, залитом тьмой,
Теперь обитает новый брат - их и, конечно, мой -
И вместе со всеми славит Творца, создавшего мир земной.

0

21

И еще из Железного Редьярда (перевод К. Атаровой)

Гимн перед битвой
Земля дрожит от боли,
моря черны от слез.
Народ, готовый к бою,
Уж меч на нас занес.
Пока не слышно зова,
пока не льется кровь,
Бог Брани, Иегова,
Нам помоги, Господь!


Хвала Господу, дамы и мессиры, удалось откопать это прекрасное стихотворение в гораздо более удачном переводе:

ГИМН ПЕРЕД БИТВОЙ   Перевод А. Оношкович-Яцына

Земля дрожит от гнева,
И темен океан,
Пути нам преградили
Мечи враждебных  стран:
Когда потоком диким
Нас потеснят враги,
Йегова, Гром небесный,
Бог Сечи, помоги!

С высоким, гордым сердцем,
Суровые в борьбе,
С душою безмятежной,
Приходим мы к тебе!
Иной неверно клялся,
Иной бежал, как тать,
Ты знаешь наши сроки -
Дай сил нам умирать!

А тем, кто с нами разом
Зовет богов иных,
Слепой и темный разум
Прости за веру их!
Мы к ним пришли, как к братьям,
Позвали в страшный час -
Их не рази проклятьем,
Их грех лежит на нас!

От гордости и мести,
От низкого пути,
От бегства с поля чести
Незримо защити.
Да будет недостойным
Покровом благодать,
Без гнева и спокойно
Дай смерть Твою принять!

Мария, будь опорой,
Защитой без конца
Душе, что встанет скоро
Перед лицом Творца.
Мы  все среди мучений
От женщин  родились -
За верного в сраженье,
Мадонна, заступись!

Нас поведут к победам,
Мы смерть несем врагам,
Как помогал Ты дедам,
Так помоги и нам.
Великий, и чудесный,
И светлый  в смертный час,
Йегова, Гром небесный,
Бог Сеч, услыши нас!

0

22

А мы анкор, и еще анкор! :)
СЛУЖБА КОРОЛЕВЫ   
Киплинг. Перевод И. Грингольца

Когда новобранец идет на Восток,
Он глуп, как дите, а уж пьет - не дай бог,
И он же дивится крестам у дорог,
     Сосунок, не обученный службе.
     Не обученный службе,
     Не обученный службе,
     Не обученный службе -
      Службе  Королевы!

А ну-ка, юнец, не обвыкший в строю,
Нишкни да послушай-ка байку мою,
А я о солдатской науке спою,
    О том, как поладить со службой.
    Как поладить со службой...

Не вздумай, во-первых, таскаться в кабак.
Там пойло штыку не уступит никак,
Нутро продырявит, и дело - табак,
    Поди, не порадуешь службу.
    Не порадуешь службу...

Холеру могу обещать наперед.
Тогда, брат, и капли не взял бы я в рот.
С похмелья зараза тебя проберет
     И в дугу так и скрутит на службе.
     Так и скрутит на службе...

Но солнце - вот это всем бедам беда!
Свой пробковый шлем не снимай никогда
Или  прямо к чертям загремишь ты, балда,
     Как дурак ты загнешься на службе.
     Ты загнешься на службе...

Если взводный, подлюга, на марше допек,
Не хнычь, точно баба, что валишься с ног,
Терпи и не пикни - увидишь, сынок,
     О пиве заботится служба.
     Позаботится служба...

Упаси тебя бог от сварливой жены!
Всех лучше, скажу я, вдова старшины:
С казенных харчей потеряешь штаны
     И любовь не сойдется со службой.
     Не сойдется со службой...

Узнаешь, что с другом гуляет жена,-
Стреляй, коли петля тебе не страшна.
Так пусть их на пару возьмет сатана,
     И будь они прокляты  службой!
     Будь прокляты службой...

Не равняйся по трусам, попав под обстрел,
Даже бровью не выдай, что ты оробел.
Будь верен удаче и счастлив, что цел,
     И вперед! - как велит тебе служба.
     Как велит тебе служба...

Если мимо палишь ты, ружья не погань,
Не рычи на него: косоглазая рвань!
Ведь даже с тобой лучше ласка, чем брань,
     И друг пригодится на службе!
     Пригодится на службе...

А когда неприятель ворвался в редут,
И пушки-прынцессы хвостами метут -
Прицела не сбей, не теряйся и тут,
     К пальбе попривыкнешь на службе.
     Попривыкнешь  на службе...

Твой ротный убит, нет на старших лица...
Ты помнишь, надеюсь, что ждет беглеца.
Останься в цепи и держись до конца
     И жди подкреплений от службы.
     Подкреплений от службы...

Если ж, раненый, брошен ты в поле чужом,
Где старухи живых добивают ножом,
Дотянись до курка и ступай под ружьем
     К Солдатскому Богу на службу.
     Ты отчислен со Службы,
     Ты отчислен со Службы,
     Ты отчислен со Службы -
      Службы  Королевы!

0

23

А дабы Киплинг не набил оскомину, еще немножко классики - но несколько в другом роде:

Теофиль Готье, пер. А.Якобсона

Ужин доспехов

Бьёрн, угрюмый нелюдим,
Погрузившийся в былое,
Коротает век один
В древнем замке над скалою.

Не ворвется дух мирской
В глушь обители суровой, -
Стерегут ее покой
Неподвижные засовы.

Застает рассветный час
Бьёрна на дозорной башне:
Он, к закату обратясь,
Провожает день вчерашний.

Весь он в прошлом. Всё мертво
Для него на этом свете.
И не бьют часы его,
И не движутся столетья.

Бродит Бьёрн. Звучат шаги.
Своды вторят звуку звуком.
Будто ходят двойники -
Друг за другом, круг за кругом.

Из живущих никому
Нет прохода к Бьёрну в замок.
Собеседники ему -
Предки в золоченых рамах.

Приглашает он порой -
Хоть и несколько сконфужен
Святотатственной игрой -
предков-рыцарей на ужин.

Бьёрн приветствует гостей,
Кубок в полночь поднимая.
Сталь без мяса и костей,
Призраков толпа немая.

Все в броне - до самых пят.
Каждый хочет сесть. Колени
Норовит согнут. Скрипят
И скрежещут сочлененья.

Чресла ржавые склоня,
С полым грохотом, нелепо,
В кресло рушится броня -
Остов, род пустого склепа.

Кто ландграф, а кто бургграф,
Кто с небес, кто из геенны, -
Но, забрала вверх задрав,
Одинаково надменны.

Гриф, дракон, крылатый змей
Светом вырваны из тени -
Геральдических затей
Безобразные виденья.

Хищный коготь, клюв кривой,
Пасть ощеренная зверья,
Над причудливой резьбой
Шлема - вздыбленные перья.

Двух зловещих огоньков
Синеватое мерцанье
Из открытых шишаков,
И порожних лат бряцанье.

В предвкушенье кутежа
Все расселись с видом важным,
Тень склоненного пажа
Обозначилась за каждым.

Все вокруг обагрено:
При свечах еще пунцовей
В кубках красное вино,
В блюдах - соус цвета крови.

Блик по панцирю пройдет,
Шлем пернатый загорится;
Вдруг со стуком упадет
Кованая рукавица.

Слышен лёт нетопыря -
Крылья бьются учащенно.
Реют, в воздухе паря,
С полумесяцем знамена.

Строй кинжалов кабана
Запеченного кромсает...
Гул, вздымаясь, как волна,
Галереи потрясает.

Не услышали бы тут
Грома, грянувшего с неба:
Мертвецы не часто пьют,
Но зато уж пьют свирепо.

Что за пыл! И что за пир!
Будто для иной утехи -
Не на ужин, на турнир -
В замок съехались доспехи.

Льют из кубков, чаш, рогов,
Шлемы полнятся, - и скоро
Из железных берегов
Выйдут винные озера.

Блюда опустошены,
Розовеют клочья пены,
И, как певчие, пьяны
Доблестные сюзерены!

Герцог влез в салат ногой
И, заботясь о соседе,
С ним проводит час-другой
В наставительной беседе.

Но сосед его - увы! -
Так и хлещет, шлем разинув,
Как разверзли пасти львы
На щитах у паладинов.

В склепе горло застудив,
Макс, певец хриплоголосый,
Свежий затянул мотив,
Модный в пору Барбароссы.

Шею, плечи и бока
Трет Альбрехт, рубака ярый,
Сарацинского клинка
Вспоминает он удары.

Фриц, посуду расколов,
Шлемом об стол грохнул в раже -
И о том, что безголов,
Не подозревает даже!

Запрокинув кадыки,
под столом лежат сеньоры.
Выгнутые, как клыки,
Башмаки торчат, и шпоры.

Павший встарь повержен вновь.
Каждый - как сраженный воин,
Но из ран не льется кровь -
Пища лезет из пробоин.

Мрачен Бьёрн. Ублажены
Предки. Петухи пропели,
Осветился край стены,
Витражи заголубели.

Утро брезжит из окна -
И за предком тает предок,
Чашу полную вина
Опрокинув напоследок.

В склеп, незримые, бредут
И тяжелые от хмеля
Шишаки свои кладут
На гранитные постели.

Отредактировано M-lle d'Artagnan (2006-09-15 09:58:06)

0

24

Дабы дважды книгу на работу не таскать:)),
держите еще:

Теофиль Готье, пер.М. Донского

Средневековье

Мессир Ивен могуч и силен,
Его древний замок рвом окружен,
крепкие стены из гладких камней,
Башня с дозорной вышкой над ней,
Щели бойниц, парапеты, зубцы,
И всюду готовые к битве бойцы
(Старинное фабльо)

В погоне за стихом, за ускользнувшим словом,
Я к замкам уходить люблю средневековым:
мне сердце радует их сумрачная тишь,
мне любы острый взлет их черно-сизых крыш,
угрюмые зубцы на башнях и воротах,
Квадраты стеклышек в свинцовых переплетах,
проемы ниш, куда безвестная рука
Святых и воинов врубила на века,
Капелла с башенкой - подобьем минарета,
Аркады гулкие с игрой теней и света;
Мне любы их дворы, поросшие травой,
расталкивающей каменья мостовой,
И аист, что парит в сиянии лазурном,
Описывая круг над флюгером ажурным,
и над порталом герб, - на нем изображен
Единорог иль лев, орел или грифон;
подъемные мосты, глубоких рвов провалы,
Крутые лестницы и сводчатые залы,
Где ветер шелестит и стонет в вышине,
О битвах и пирах рассказывая мне...
И, погружен мечтой в былое, вижу вновь я
Величье рыцарства и блеск средневековья.

Отредактировано M-lle d'Artagnan (2006-09-15 10:06:20)

0

25

А вот это - кое-что посовременнее...

Юрий Нестеренко

СPЕДHЕВЕКОВЬЕ, ИЛИ КСТАТИ О PОМАHТИЗМЕ

За кpепостной высокою стеной,
Пpидвоpными поэтами пpославлен,
Спит гоpодок под полною луной,
Чей свет гнилым туманом чуть ослаблен;
Сыpые испаpения болот
Hе pаз пpичиной эпидемий были,
Hо новых бедствий мало кто здесь ждет,
А о минувших, кажется, забыли...
Дома здесь гpязны, улицы узки,
Из pазвлечений - дpаки да тpактиpы.
С pожденья здесь до гpобовой доски
За милю не отходят от кваpтиpы.
Здесь гpязь и вонь господствуют всегда,
Здесь pук пеpед едой никто не моет,
Здесь жители, без лишнего тpуда,
Из окон льют на улицы помои.
Здесь часто встетишь нищих и бpодяг
С пpипpятанными под тpяпье ножами:
Днем пpосят милости на площадях,
А ночью пpомышляют гpабежами.
Здесь в лавках много всякого добpа,
Hо все же далеко до изобилья.
Учеников здесь лупят мастеpа,
Как их самих когда-то в детстве били.
Здесь гоpожане, набожно кpестясь,
Идут в собоp c цветными витpажами,
А после пышной мессы - та же гpязь...
Hо к ней давно пpивыкли гоpожане.
Хоть цеpковь и пpеследует pазвpат,
Он здесь - давно пpивычное явленье.
Здесь в pатуше почтенный магистpат
Законы издает для населенья.
Здесь в казематах, мpачных и сыpых,
Висят на дыбах злостные смутьяны:
Один заpезал с шайкой восьмеpых,
Дpугой назвал епископа баpаном,
Сосед услышал и тотчас донес...
Был еpетик немедля взят из дома,
И вот - святой отец ведет допpос
Пpи помощи веpзилы-костолома.
Здесь пpовинившихя секут кнутом,
Бывает - отpубают части тела,
И могут на костpе спалить потом...
Для палачей пpивычно это дело.
И на костеp бедняги посмотpеть
Весь гоpод собеpется, как на пpаздник...
А что же делать им? Всех зpелищ ведь -
Бpодячие театpы лишь да казни.
Еще - пожаp случается. Hо он
Уже не из pазpяда pазвлечений:
Пока огонь не будет усмиpен,
Погибнет больше четвеpти стpоений.
Здесь pахитичных малокpовных дам
К сожительству склоняют кавалеpы,
Клянутся веpность сохpанять всегда,
Пока война, чума или холеpа -
События, обыденные здесь -
Hе pазлучат их. Впpочем, для pазлуки
Hе столь тpагичные pезоны есть:
Достаточно безденежья иль скуки.
Здесь нpавы гpубы, лекаpи плохи,
Hауку здесь и давят, и поносят,
Здесь цеpкви кpайне выгодны гpехи -
Ведь индульгенции доход пpиносят.
Все пpимитивно здесь - и лесть, и месть,
Пpосты здесь вкусы, а моpаль - убога.
Здесь кpайне мало значит слово "честь",
Хотя сословных пpедpассудков много.
А ночью гоpод погpужен во мpак,
И кpоме тех, кто занят гpабежами,
А также каpаульных и гуляк,
Спят все поpядочные гоpожане.
Итак - ночь. Полнолуние. Июль.
Валяется в канаве пьяный pатник,
По улочке кpивой идет патpуль,
От шлюхи пpобиpается pазвpатник.
Луна льет свет на миpные дома,
Способствуя мечтанью и томленью...
А чеpез год опять пpидет чума
И скосит половину населенья.

0

26

и - снова на сцене Железный Редьярд, с хитом всех времен и народов:

БАЛЛАДА О ВОСТОКЕ И ЗАПАДЕ   Перевод Е. Полонской

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?

Камал бежал с двадцатью людьми на границу мятежных племен,
И кобылу полковника, гордость его, угнал у полковника он.
Из самой конюшни ее он угнал на исходе ночных часов,
Шипы на подковах у ней повернул, вскочил и был таков.
Но вышел и молвил полковничий сын, что разведчиков водит отряд:
"Неужели никто из моих молодцов не укажет, где конокрад?"
И Мохаммед Хан, рисальдара сын, вышел вперед и сказал:
"Кто знает ночного тумана путь, знает его привал.
Проскачет он в сумерки Абазай, в Бонаире он встретит рассвет
И должен проехать близ форта Букло, другого пути ему нет.
И если помчишься ты в форт Букло летящей птицы быстрей,
То с помощью божьей нагонишь его до входа в ущелье Джагей.
Но если он минул ущелье Джагей, скорей поверни назад:
Опасна там каждая пядь земли, там Камала люди кишат.
Там справа скала и слева скала, терновник и груды песка...
Услышишь, как щелкнет затвор ружья, но нигде не увидишь стрелка",
И взял полковничий сын коня, вороного коня своего:
Словно колокол рот, ад в груди его бьет, крепче виселиц шея его.
Полковничий сын примчался в форт, там зовут его на обед,
Но кто вора с границы задумал догнать, тому отдыхать не след.
Скорей на коня и от форта прочь, летящей птицы быстрей,
Пока не завидел кобылы отца у входа в ущелье Джагей,
Пока не завидел кобылы отца, и Камал на ней скакал...
И чуть различил ее глаз белок, он взвел курок и нажал.
Он выстрелил раз, и выстрелил два, и свистнула пуля в кусты...
"По-солдатски стреляешь, - Камал сказал, - покажи, как ездишь ты".
Из конца в конец по ущелью Джагей стая демонов пыли взвилась,
Вороной летел как юный олень, но кобыла как серна неслась.
Вороной закусил зубами мундштук, вороной дышал тяжелей,
Но кобыла играла легкой уздой, как красотка перчаткой своей.
Вот справа скала и слева скала, терновник и груды песка...
И трижды щелкнул затвор ружья, но нигде он не видел стрелка.
Юный месяц они прогнали с небес, зорю выстукал стук копыт,
Вороной несется как раненый бык, а кобыла как лань летит.
Вороной споткнулся о груду камней и скатился в горный поток,
А Камал кобылу сдержал свою и наезднику встать помог.
И он вышиб из рук у него пистолет: здесь не место было борьбе.
"Слишком долго,-он крикнул,-ты ехал за мной,
        слишком милостив был я к тебе.
Здесь на двадцать миль не сыскать скалы, ты здесь
        пня бы найти не сумел,
Где, припав на колено, тебя бы не ждал стрелок с ружьем на прицел.
Если б руку с поводьями поднял я, если б я опустил ее вдруг,
Быстроногих шакалов сегодня в ночь пировал бы веселый круг.
Если б голову я захотел поднять и ее наклонил чуть-чуть,
Этот коршун несытый наелся бы так, что не мог бы крылом
            взмахнуть".
Легко ответил полковничий сын: "Добро кормить зверей,
Но ты рассчитай, что стоит обед, прежде чем звать гостей.
И если тысяча сабель придут, чтоб взять мои кости назад.
Пожалуй, цены за шакалий обед не сможет платить конокрад;
Их кони вытопчут хлеб на корню, зерно солдатам пойдет,
Сначала вспыхнет соломенный кров, а после вырежут скот.
Что ж, если тебе нипочем цена, а братьям на жратву спрос -
Шакал и собака отродье одно,- зови же шакалов, пес.
Но если цена для тебя высока - людьми, и зерном, и скотом, -
Верни мне сперва кобылу отца, дорогу мы сыщем потом".
Камал вцепился в него рукой и посмотрел в упор.
"Ни слова о псах, - промолвил он, - здесь волка с волком спор.
Пусть будет тогда мне падаль еда, коль причиню тебе вред,
И самую смерть перешутишь ты, тебе преграды нет".
Легко ответил полковничий сын: "Честь рода я храню.
Отец мой дарит кобылу тебе - ездок под стать коню".
Кобыла уткнулась хозяину в грудь и тихо ласкалась к нему.
"Нас двое могучих,- Камал сказал, - но она верна одному...
Так пусть конокрада уносит дар, поводья мои с бирюзой,
И стремя мое в серебре, и седло, и чапрак узорчатый мой".
Полковничий сын схватил пистолет и Камалу подал вдруг:
"Ты отнял один у врага, - он сказал, - вот этот дает тебе друг".
Камал ответил: "Дар за дар и кровь за кровь возьму,
Отец твой сына за мной послал, я сына отдам ему".
И свистом сыну он подают знак, и вот, как олень со скал,
Сбежал его сын на вереск долин и, стройный, рядом встал.
"Вот твой хозяин, - Камал сказал, - он разведчиков водит отряд,
По правую руку его ты встань и будь ему щит и брат.
Покуда я или смерть твоя не снимем этих уз,
В дому и в бою, как жизнь свою, храни ты с ним союз.
И хлеб королевы ты будешь есть, и помнить, кто ей враг,
И для спокойствия страны ты мой разоришь очаг.
И верным солдатом будешь ты, найдешь дорогу свою,
И, может быть, чин дадут тебе, а мне дадут петлю".
Друг другу в глаза поглядели они, и был им неведом страх,
И братскую клятву они принесли на соли и кислых хлебах,
И братскую клятву они принесли, сделав в дерне широкий надрез,
На клинке, и на черенке ножа, и на имени Бога чудес.
И Камалов мальчик вскочил на коня, взял кобылу полковничий сын,
И двое вернулись в форт Букло, откуда приехал один.
Но чуть подскакали к казармам они, двадцать сабель блеснуло в упор,
И каждый был рад обагрить клинок кровью жителя гор...
"Назад, - закричал полковничий сын, - назад и оружие прочь!
Я прошлою ночью за вором гнался, я друга привел в эту ночь".

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?

0

27

Et encore! Тоже Редьярдовский хит:

БРЕМЯ БЕЛЫХ   Перевод В. Топорова

Твой жребий - Бремя Белых!
   Как в изгнанье, пошли
Своих сыновей на службу
   Темным сынам земли;

На каторжную  работу -
   Нету ее лютей,-
Править тупой толпою
   То дьяволов, то детей.

Твой жребий - Бремя Белых!
   Терпеливо сноси
Угрозы  и оскорбленья
   И почестей не проси;
Будь терпелив и честен,
   Не ленись по сто раз -
Чтоб разобрался каждый -
   Свой повторять приказ.

Твой жребий - Бремя Белых!
   Мир тяжелей войны:
Накорми голодных,
   Мор выгони из страны;
Но, даже добившись цели,
   Будь начеку всегда:
Изменит иль одурачит
   Языческая орда.

Твой жребий - Бремя Белых!
   Но это не трон, а труд:
Промасленная одежда,
   И ломота, и зуд.
Дороги и причалы
   Потомкам понастрой,
Жизнь положи на это -
   И ляг в земле чужой.

Твой жребий - Бремя Белых!
   Награда же из Наград -
Презренье родной державы
   И злоба пасомых стад.
Ты (о, на каком ветрище!)
   Светоч зажжешь Ума,
Чтоб выслушать: "Нам милее
   Египетская тьма!"

Твой жребий - Бремя Белых!
   Его уронить не смей!
Не смей болтовней о свободе
   Скрыть слабость своих плечей!
Усталость не отговорка,
   Ведь туземный народ
По сделанному тобою
   Богов твоих познает.

Твой жребий - Бремя Белых!
   Забудь, как ты решил
Добиться скорой славы,-
   Тогда ты младенцем был.
В безжалостную пору,
   В чреду глухих годин
Пора вступить мужчиной,
   Предстать на суд мужчин!

0

28

Вот тоже славная вещица Редьярдовская:

ОТПУСТИТЕЛЬНАЯ МОЛИТВА   Перевод О. Юрьева

Бог праотцев, преславный встарь,
   Господь, водивший нас войной,
Судивший нам - наш вышний Царь! -
   Царить над пальмой и сосной,
Бог Сил! Нас не покинь! - внемли,
Дабы забыть мы не смогли!

Вражде и смуте есть конец,
   Вожди уходят и князья:
Лишь сокрушение сердец -
   Вот жертва вечная твоя!
Бог Сил! Нас не покинь! - внемли,
Дабы забыть мы не смогли!

Тускнеют наши маяки,
   И гибнет флот, сжимавший мир...
Дни нашей славы далеки,
   Как Ниневия или Тир.
Бог Сил! Помилуй нас! - внемли,
Дабы забыть мы не смогли!

Коль, мощью призрачной хмельны,
   Собой хвалиться станем мы,
Как варварских племен сыны,
   Как многобожцы, чада тьмы,
Бог Сил! Нас не покинь! - внемли,
Дабы забыть мы не смогли!

За то, что лишь болванки чтим,
   Лишь к дымным жерлам знаем страх
И, не припав к стопам Твоим,
   На прахе строим, сами прах,
За похвальбу дурацких од,
Господь, прости же Свой народ!

0

29

А вот это - из современных.
Вероника Батхен, прошу любить и жаловать!

* * *

По стенам сырость струится,
Гниет солома в перине,
С решетки черной синица
Клюет от голода иней.
Закатом небо нагое
Горит, как свежая рана.
В своем последнем покое
О чем ты думала, Жанна?
Святая, ведьма, химера,
Французских войск орифламма,
Когда вела тебя вера
С мечом от поля до храма,
Солдаты молча молились
Своей надежде нежданной.
Hеся господнюю милость,
О чем ты думала, Жанна?
Король пирует в Париже,
Войска - на пляжах Ла-Манша,
В постели с фрейлиной рыжей
Спит самый преданный маршал.
Ему ночами не снится
Стена под жалом тарана...
Одна, как лучник в бойнице,
О чем ты думала, Жанна?
Враги сожгут твое тело,
Однополчане напишут:
"...Она пред войском летела,
Как будто послана свыше..."
В музее выставят латы
Пастушки из Орлеана.
Им все равно, кем была ты,
О чем ты думала, Жанна...

0

30

И еще из Вероники Батхен:

ГОРОДУ

Скалы склепов застыли слепо,
Жаркий абрис зари багров.
Hаши предки смотрели в небо
Через крыши своих шатров.
Hам дожди ублажали ложа,
Умоляя - усни, остынь.
Им навеки впивался в кожу
Потный пепельный дух пустынь.
То верблюжьей тропой, то птичьей
По пескам как по морю шли,
За желанной, живой добычей -
Черной грудью своей земли.
И шептали, кривясь от жажды,
Струпья-губы сводя с трудом:
Hе у нас - у детей - однажды
Будет город и будет дом...
Hа реках Вавилонских больше
Hе сидеть нам с тобой, дружок.
Hад пустыней военной Польши
Hе трубить в золотой рожок.
Hе метаться Москвой в карете,
Hе упасть на соленый наст...
Ждет в пыли, миндале и лете
Ершалаим - земля для нас.

0


Вы здесь » Форум Ордена Северного Храма » Ярмарка » Смешные стихи!Собственного и не своего сочинения!