Форум Ордена Северного Храма

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Ордена Северного Храма » Замковый ров » Про крестовые походы


Про крестовые походы

Сообщений 1 страница 30 из 84

1

Братья! Сестры! Начал писать исторически-юмористическую повесть про Крестоносцев... кое какие вопросы обозначились... выкладываю начало, жду перечисления ошибок....
помогите, кто чем может - в плане знаний - буду, как автор весьма благодарен... например, какой король правил Англией в это время, Алекс же - все таки его подданный, как уроженец Нормандии..
Короче - жду помощи и советов...

Андрей (Энди) Михалченков.
Крестоносцы идут!
Исторически - юмористическая повесть.

...Александру Рываненко, другу и брату по крови,
Вячеславу "Эльфище" Иванцову,
а также Пилигриму из Владивостока...
Весело ведь было, парни?

От автора.
Большинство событий этой повести - вымышленные, за исключением исторически достоверных. Большинство действующих лиц - конечно, тоже.
Все-таки - это в первую очередь - юмористическая повесть. Хотя я старался придерживаться исторических реалий и в происходящих событиях, и в исторических мелочах, вроде описания доспехов, боевых действий и так далее. Но...
Если где-то что-то не очень сходится - спиши это Читатель, на фантазию автора. И не суди меня сильно!


Глава первая.

Над полями седой расстилается дым...
Кто-то снова желает умереть молодым...
Кто-то снова желает, вот такая морока,
Не добраться живым до родного порога!
Над полями седой расстелается дым...
(А. Михалченков. "Крестоносцы идут!"")

1113 год от Рождества Христова.
По пыльной, разъезженной телегами и лошадьми, дороге, в самом центре Великой Римской Империи, не далеко от столицы империи, Регенсбурга , медленно двигались в дорожной пыли на уставших лошадях  два всадника.
Первый всадник меланхолично трусил, шагах в десяти впереди, на своем пегом мускулистом муле, с самой простой упряжью, попоной и седлом с большими переметными сумами.
Он был по варварски, даже для германцев, одет. На первый взгляд, любому карлу было видно, что он из простонародья.
Но второй взгляд тут же осаживал первый.
Всадник был одет в широкие штаны ярко-красного цвета, заправленные в грубые короткие кожаные башмаки, перевязанные до колен искуссной тесьмой цвета "вырви глаз", настолько плотно, что тесьма вполне заменяла поножи.
На голове воина красовался конический шлем с широким наносником. На синюю рубаху, украшенную вычурной вышивкой по вороту, рукавам и подолу, была накинута простенькая кольчуга до середины бедер и с короткими рукавами до локтя.
Поверх кольчуги был надет доспех из толстой, в три слоя, проваренной в соли, проклепанной бычьей кожи. Этот доспех, представляющий из себя своеобразную безрукавку с пришитым подолом до колен, почти не уступал в прочности железу, и достаточно хорошо оберегал владельца от проникающих ранений. За исключением, пожалуй, стрел английского лука и арбалета.
Хотя, последний все равно Святые Отцы Церкви запретили использовать против христиан, пока не кончатся Крестовые походы.
По верх светло-серой коты, порядком потрепанной, безо всяких гербов, кроме сержантского креста в виде буквы "Т" , виднелась толстая серебрянная цепь, со странным золотым распятием перекрестьем вниз. Оно было похоже одновременно и на распятие Святого Антония, и на молот Тора, которому раньше поклонялись северные язычники.
Щит всадник имел круглый, оплетенный по краям толстой кожей, большой, почти в полтуловища, что выдавало в нем пехотинца. Совсем не кавалерийский, красного цвета, он висел за спиной и не имел ни какого герба. Ну, только крест был на нем. И то, не нарисован, а сделан из железных полос, для прочности самого щита.
На поясе слева висел одноручный меч "каролинг". На обоих боках спереди, на поясе всадника, с каждой стороны, красовались боевые топоры на одну руку, по середине пояса - широкий боевой нож, в локоть длинной, который на Севере называют "скрамасакс". В руках, небрежно лежащих на бедрах всадника под поводьями, находилось странное и, по этому пугающее, оружие.
Оружие было похоже на сарацинский односторонний меч, приделанный к короткому для копья, но как раз для секиры, примерно в три локтя длинной, древку. Всадник называл ее «глефа», и вез свое странное оружие то на бедрах и на седле, то закидывал его за голову, держа двумя руками за плечами, распевая песни на каком-то непонятном местным крестьянам германском диалекте.
Стражники, встречавшие загадочную парочку во время пути, с интересом разглядывали диковинное оружие всадника. И долго потом спорили о его достоинствах и недостатках. Все сходились на том, что это - помесь копья и меча, которым можно и рубить и колоть. Что в ближнем, что в среднем бою - самое то.
Всадника звали Адэр "Нормандец".

***
Информация к размышлению.
Адэр Торвальдссон. Прозвища - " Нормандец", "Два Топора".
Истинный ариец. Национальность - норвежец.
Место рождения - Торс-фьорд, Норвегия, хутор Ульфсгард. Происхождение - информация засекречена.
Профессиональный воин - наемник, викинг.
Классификация - берсерк, штурмовик, сержант (командир подразделения) тяжелой пехоты.
Прекрасно подготовлен физически, профессиональный боец, пользуется непререкаемым авторитетом среди подчиненных.
Язычник, приближенный к христианству. Официально - христианин.
Превосходный тактик ближнего боя. Мастер диверсионных операций.
Беспощаден к врагам.
Абсолютно беспринципен, но подвержен чувству справедливости и щедрости.
Моральные обязательства вассала испытывает только к одному человеку. Кровному брату, другу рыцарю Алексу д'Бару.
Последнему предан беззаветно, до фанатизма.

***
Второй всадник, несомненно рыцарь, был явно не ровня первому, и не из этих мест. Он ехал на поджаром боевом жеребце белой нормандской масти, украшенном стеганной попоной с серебрянными бляшками и, сверкающими серебряной отделкой седлом и упряжью. Впрочем, сейчас все это было покрыто пеленой серой дорожной пыли.
Ярко - голубые глаза, пробивающиеся сквозь толстый покров пыли на лице, и светлые, коротко стриженные, волосы выдавали в нем потомка северян или германцев. Но английские королевские леопарды вымпела, что развевался над гербом на копье, говорили, что рыцарь, скорее всего - нормандец.
Ведрообразный шлем, называемый германдцами  "топхельм", пристегнутый за ремешки у пояса, длинная кольчуга, надетая на плотную кожаную фуфайку. Поверх кольчуги с опущенным на плечи капюшоном - чешуйчатый доспех без рукавов.
Кольчужные рукава, прикрытые от кисти до локтя железными наручами, кольчужные - же штаны, закрытые поножами и наколенниками, довершали защитное вооружение.
Ниже шли, заправленные под поножи, хорошей кожи сапоги со шпорами. Поверх всего этого, длинная разноцветная "кота", с цветами и гербами рыцаря, и толстый шерстяной плащ на плечах, с пришитым широким белым крестом.
Длинный прямой меч на полторы руки, иначе называемый "бастардом", висел слева, на украшенном серебром поясе, в простых кожаных ножнах. Длинный кинжал - на правой стороне, прямо над привешенной у седла боевой булавой. Кавалерийское копье было вдернуто петлей на тупом конце в стремя всадника.
Посеченный и побитый в боях длинный каплевидный  щит, с железным умбоном посередине и кожаной обивкой по краям, наискосок болтался у него за спиной, на ремне через грудь.
Синее-красное поле щита было разделено белым крестом на четыре части. В левом верхнем квадрате щита, красовался герб - большая серебряная чаша в середине, и две маленькие по бокам. Три золотых леопарда на красном поле в правом верхнем квадрате щита подтверждали, что рыцарь - подданный ??????, короля Англии, Герцога Нормандии. То - же красовалось и на коте поверх доспеха.
Рыцаря звали Алекс д'Бар. Он и вправду был франк, точнее - нормандец.

***
Информация к размышлению.
Алекс д' Бар, ле' Вандю, д' Бре.
Профессия - рыцарь, крестоносец.
Характер - приближается к нордическому.
Место рождения - Франция, Нормандия, герцогство  Руан, замок д' Бар.
Классификация - рыцарь, командир "копья" тяжелой (рыцарской) конницы, комтур (при особых обстоятельствах).
Потомок знатного, но многочисленного, нормандского рода. Испытал все прелести "престолонаследия". Как младшему в роду, ему досталась пара бедных деревень, развалины ненужного отцу замка, скудное денежное довольствие и щедрое благословение папеньки отправиться в Крестовый поход.
Прекрасно сложен физически, тренирован. Прекрасный боец, стратег. Импульсивен. Предрасположен к благородству, рыцарской чести.
Беспощаден к врагам Христа.
За своего кровного брата Адэра "Нормандца" оторвет голову любому. Даже дракону.

***
Для любого крестьянина было понятно, что это -крестоносцы. Вот уже несколько лет, после речи безумного франка - священника, через эти многострадаьные земли шли безумцы с крестами на одеждах. Кто с оружием, кто без, дети, крестьяне, закованные в латы рыцари с отрядами, полу-безумные монахи...
Но они шли. И просили жрать.
Вот и эти двое оттуда.
Алекс ехал вперед и ни о чем не думал. Крупной войны в Европе пока не намечалось. Жить на задворках у старших братьев тоже было в тягость, да и гордость не позволяла. Ко двору Людовика его не пускали, чин не тот, богатой невесты тоже не предвиделось...
По этому, скрепя сердце, Алекс, с благословения папеньки, отправился в Крестовый Поход, самое благородное мероприятие бедных рыцарей того времени. В Английском войске, как собственно и во Франции, все прибыльные места в Христовом Воинстве уже были заняты более богатыми или приближенными ко двору дворянами, по этому, Алексу пришлось искать "работу" на стороне. Искания привели его в  пределы Священной Римской Империи, где, по слухам, в плане рыцарей - был вопиющий недобор.
А Фридрих, по слухам, брал всех благородного происхождения, и неплохо платил. Тем, кто выжил.

***
Регенсбург пугал своими каменными стенами, суровыми башнями и выжженной вырубкой леса землей. Все-таки, германцы умели навести страх на людей. Другое дело, что это им не помогало.
Хмурые крестьяне, копавшиеся на полях, провожали закованную в железо парочку враждебными взглядами. Еще одни! Крестовые походы окончательно вывели местных из себя.
Однако, неразлучная парочка всадников, как ни в чем не бывало, равнодушно поглядывая по сторонам, плелась на своих лошадях к укрепленным железным воротам, не обращая ни малейшего внимания на окружающих.
Перед воротами нижнего города, парочку остановил десяток стражников с копьями.
- Кто вы такие, и что вам надо в славном городе Регенсбурге, столице Священной Римской империи? - Как можно воинственнее прорычална немецком начальник стражи, пытаясь вытащить из ножен свой меч.
Рыцарь устало вздохнул, пожав плечами.
- Адэр... - Устало позвал Алекс.
Рыжий норвежец неспешно спешился, с хрустом потянулся, и, похлопав своего мула по холке, неспешным шагом, направился к настороженной страже у ворот. На страшно изковерканном немецком языке он прорычал в ответ:
- Да будет вам известно, придурки, что перед вами крестоносец, рыцарь Трех Чаш,  Александр ле' Вандю, д' Прильен, д' Бре, третий граф д' Бар. И его покорный слуга. - Адер почесал  бороду и положил руки на два топора, висевшие на поясе. - И мы прибыли сюда, чтобы вступить в великую армию крестоносцев императора Фридриха. Вопросы есть?
- А ты-то кто? - Строго спросил начальник стражи.
Адер вместо ответа дал стражнику в морду.
- А я, если ты еще не заметил, оруженосец славного рыцаря Алекса д'Бара!
Стражник отлетел шагов на пять, загремев доспехом о брусчатку. Остальные стражи, доставая мечи и поднимая копья и щиты, выстроились в цепь. Кому-то явно грозила опасность. Адер ухмыльнулся и оставил топоры в покое. Достал из-за спины свое дивное оружие, и...
Крепостные со скрипом ворота открылись. В открытые наружу дубовые створы, строем по два, выезжала тяжелая конница. Сержанты, судя по всему.
Алекс оживился, есть возможность размяться! Однако, выехав за ворота, латники встали парадным рядом вдоль дороги, подняв оружие вверх.

***
В бело – желто - ченом одеянии, с Имперским Орлом на груди, в сопровождении кучи рыцарей, оруженосцев, прапорщиков и прочей мишуры, из ворот выехал на черном коне сам Фридрих.
Алекс д'Бар, при виде монарха, сошел с коня и преклонил колено. Адер, с ехидной усмешкой, привалился к своему мулу, и, поправляя ремни подпруги, грыз каленые семечки, выуживая их из переметной сумы своего скакуна.
- Почему твой оруженосец не преклоняет передо мной колени? - Удивленно проговорил Фридрих на французском.
- Вассал моего вассала - не мой вассал! - Нагло выдал Адэр, сплевывая шелуху от семечек под копыта своего мула.
- Он -  не оруженосец, император. - Сдержанно проговорил Алекс. - Он свободный человек, из благородного рода Норвежских конунгов. К тому - же, он мой кровный брат. И потом, он прав - он мой вассал...
- Вот, франки все такие. - Вздохнул Фридрих. - Ни какого уважения к старшим!
Тут произошло неожиданное.
Адэр подошел к императору, отвесил ему полу-поклон, как того требовал этикет того времени, и на чистом немецком языке (правда с сильным северным акцентом) произнес:
- Моя семья, Харальдссонов, конунгов Норвегии, в моем лице, счастлива приветствовать родственника и друга, непревзойденного императора всех германцев, правителя величайшей империи за все время существования мира! Дозвольте засвидетельствовать Вам уважение и полное доверие моего рода и наших венценосных родственников! И да прибудет с Вами Святая Дева Мария.
На брусчатку дороги одновременно упали две челюсти.
Первая - Александра ле'Вандю, д'Прильен, д'Бре, третего графа д' Бар и т. д и  т . п.
Вторая - Императора Великой Римской Империи, князя, герцога, и т. д., и т. п., Фридриха Барбароссы.
Адер тихо ликовал.

0

2

//Ведрообразный шлем, называемый германдцами "топхельм", пристегнутый за ремешки у пояса, длинная кольчуга, надетая на плотную кожаную фуфайку. Поверх кольчуги с опущенным на плечи капюшоном - чешуйчатый доспех без рукавов.
Кольчужные рукава, прикрытые от кисти до локтя железными наручами, кольчужные - же штаны, закрытые поножами и наколенниками, довершали защитное вооружение.//

это 1113 год?

0

3

Поль... по этому помощи и прошу ... :sos
ругайте меня, указывайте на ошибки - буду только благодарен!
кстати, с датой я пока не определился...

Отредактировано Andy Skald (2009-01-14 20:12:27)

0

4

Фридриха в 1113 не было - кстати, про эпоху Барбароссы (и про него самого) отлично написал Умберто Эко :)

0

5

Сапс! Дак говаорю ... с цифрой пока не определился... это так... наметки...
Инфу и ссылки приветствую торжественно... а так же рецензии..

Хочется действительно написать что-нибудь смешное, но исторически максимум достоверное...

Отредактировано Andy Skald (2009-01-14 20:42:47)

0

6

Поль... по этому помощи и прошу ... :sos
ругайте меня, указывайте на ошибки - буду только благодарен!
кстати, с датой я пока не определился...

Брат, когда допишете - пригоняйте на корректуру и редактуру, с Вас, как со своего дешевле возьму:)

0

7

http://lib.aldebaran.ru/author/yeko_umbert...erto_baudolino/

Вот собственно откуда, имхо, можно почерпнуть некоторые аспекты мировоззрения человека 12 века :)

0

8

Ну вообще их художественной литературы лучше не черпать)

0

9

У Умберто Эко можно. Даже думаю - стоит. Ососбенно если человек пытается писать нечто эдакое ;)

0

10

Спасибо друзья! За понимание и внимание! Еще бы какую нибудь ссылочку про крестовые походы - было бы совсем хорошо...

0

11

какую ссылку? Могу посоветовать найти в сети Жана Ришара - Латино-Иерусалимское королевство. Монументальный труд.

0

12

Очень советую почитать о том как пишут книги: http://zhurnal.lib.ru/n/newer_a/ssilki.shtml

ругайте меня, указывайте на ошибки - буду только благодарен!


- Начало крайне не динамично. Все это можно было свести в пол страницы и читалось бы на ура.

- Взгляд не цепляется, т.к предложения очень длинные и нечитабельные:
"Первый всадник меланхолично трусил, шагах в десяти впереди, на своем пегом мускулистом муле, с самой простой упряжью, попоной и седлом с большими переметными сумами." = Первый из них  меланхолично трусил на пегом муле, увешанном большими переметными сумами.
"Адер, с ехидной усмешкой, привалился к своему мулу, и, поправляя ремни подпруги, грыз каленые семечки, выуживая их из переметной сумы своего скакуна." - Адер с усмешкой привалился к своему мулу и принялся грызть семечки, одновременно подтягивая подпругу. (слабо себе это представляю))))

- Описания:
"Он был по варварски, даже для германцев, одет. На первый взгляд, любому карлу было видно, что он из простонародья." = Одет он был несколько варварски и, очевидно, происходил из крестьян.
"На синюю рубаху, украшенную вычурной вышивкой по вороту, рукавам и подолу, была накинута простенькая кольчуга до середины бедер и с короткими рукавами до локтя.Поверх кольчуги был надет доспех из толстой, в три слоя, проваренной в соли, проклепанной бычьей кожи." = На синюю с вышивкой рубаху была одета короткорукавная кольчуга и кожаная проклепаная кираса.

- Конструкция. "Хотя, последний все равно Святые Отцы Церкви запретили использовать против христиан, пока не кончатся Крестовые походы." = Впрочем, арбалеты были запрещены Римским Папой, как оружие чересчур убойное и жестокое".

- Подробности. Такое количество подробностей  - не нужно реконструктору и не понятно дилетанту. Достаточно определения характерных особенностей экипировки персонажа, прочее очень широкими мазками: кольчуга, щит, боевой топор.

- Стилистика. Частые переходы с возвышенного на сленг. Приемы технической документации. Нулевая характеристика действий.
"Адэр подошел к императору, отвесил ему полу-поклон, как того требовал этикет того времени, и на чистом немецком языке (правда с сильным северным акцентом) произнес:" Адэр поспешил загладить неловкость и совершил положенный этикетом полу-поклон.Когда он начал говорить, все почувствовали легкий северный акцент:

- Ясность изложения. "На брусчатку дороги одновременно упали две челюсти." Я например не понял чему они удивились. Потому что во фразу которая следует перед этим я не могу вникнуть уже с пятой попытки)
"Моя семья, Харальдссонов, конунгов Норвегии, в моем лице, счастлива приветствовать родственника и друга, непревзойденного императора всех германцев, правителя величайшей империи за все время существования мира! Дозвольте засвидетельствовать Вам уважение и полное доверие моего рода и наших венценосных родственников! И да прибудет с Вами Святая Дева Мария."
=  "Дозвольте представиться: такой то де такой то, единственный сын и наследник Короля Норвегии. Рад приветствовать величайшего из  императоров."
Причем даже такая фраза сработает только если красочно расписать "взгляды , косо брошенные одетой в шелк и золото свиты императора на странника в потертой и запыленной одежде".

- Диалог: "Вот, франки все такие. - Вздохнул Фридрих. - Ни какого уважения к старшим"
Подобной фразе от императора должен соответсвовать текст подобного же плана: "Припекало летнее солнышко, весело щебетали птицы, а по широкой дороге ведущей в столицу двигались два подозрительных типа. Хитрое выражение лица первого, в довершение к его широкой боевой секире выдавало в нем отставного викинга. Надменная посадка в седле, потертые полные доспехи и пафосный вид второго - являли миру небогатого но гордого рыцаря. Вместе парочка смотрелась черезывчайно гармонично".

Впрочем это только мое мнение)

Отредактировано Поль (2009-01-21 19:44:35)

0

13

А еще, мессиры, настоятельно рекомендую для совершенствования стиля проштудировать Нору Галь, "Слово живое и мертвое". И очень интересно само по себе, и много полезного почерпнете.

0

14

Поль, а Вы сами то не пописываете ;)

Повторюсь еще раз - повесть - максимум юмористическая и это только ее наметки... сырой материал... Кстати - об "поучиться писать" - на моем счету есть уже 5 повестей(3 из которых были опубликованны), по одной из них ребята из Екатеринбурга вроде собираются писать сценарий для фильма, и 4 сборника рассказов...  все утрясется - главное "рыбу" написать... вот ее и пишу, а "воду" вполне можно будет убрать потом.. по прочтении "черновика", как впрочем и ошибки и неувязочки подправить...

но - все равно спасибо за наставления и поправки, всячески учту... кстати, если это будет не 1113, а допустим, 1173 год - как вам? Мне тут на дружественном форуме посоветовали перенести действие на конец 12 века...

0

15

Мне тут на дружественном форуме посоветовали перенести действие на конец 12 века...


Во всяком случае, топфхельмы туда уже более-менее подойдут в своих ранних модификациях (хайтек! :) скорее потхельмы и что-то навроде Crusader Helm) ^)

Умберто Эко + Царствие небесное

0

16

Сапс - спасибо - скачал "Баудолино"... сене на работе буду читать...

2Поль - Вальтер Скотт тоже снабжал свои романы большим количеством мелких деталей - что не помешало ему стать великим писателем... Тут на мой взгляд - дело вкуса... Хотя кое что из ваших замечаний уже принято на заметку :)

Отредактировано Andy Skald (2009-01-22 08:53:00)

0

17

//Поль, а Вы сами то не пописываете//
Откровенно говоря не о чем. Писать на исторические темы не рискну - перед своими стыдно будет за те косяки коих наляпаю без меры, я все же не г-н Нечитайлов.

0

18

Сапс - спасибо - скачал "Баудолино"... сене на работе буду читать...

2Поль - Вальтер Скотт тоже снабжал свои романы большим количеством мелких деталей - что не помешало ему стать великим писателем... Тут на мой взгляд - дело вкуса... Хотя кое что из ваших замечаний уже принято на заметку :)

Да, Вальтер Скотт, и Дюма детали уважал, а еще - Теофиль Готье, поглядите ради интереса его описания обстановки - и в путевых заметках (Путешествие в Россию, Путешествие на Восток), и в художественных вещах (повести - Милитона, Даниэль Жовар, Золотое Руно... и разумеется, роман Капитан Фракасс - самая известная вещь Готье).
Если найдете, гляньте очаровательные средневековые картинки у Алоизиюса Бертрана в "Гаспаре из Тьмы".
А писать, по-моему, все-таки следует сразу начисто. По крайней мере, я делаю только так. Ибо зачем делать одну и ту же работу дважды - один раз кое-как, другой раз - нормально? Я, когда пишу, сперва продумываю сцену до мелочей - даже иногда пробую сама проделать движения и действия героев (так я отрабатывала, к примеру, финальную сцену Марго с аббатисой в "Успении святой Иоланды") - а потом уже и пишу:)

0

19

Ну... не знаю, у каждого свой стиль работы... я еще когда журналистом был - порой по 5 раз статьи правил. Вот вчера например - на дежурстве открыл другую, почти законченную весчь - и что-то как поперло...до полночи сидел - вносил поправки, что-то менял, что-то дописывал. У меня вообще традиция - после окончания произведения - откладывать его в сторонку месяца на полтора и забывать о нем напроч. А потом, через некоторое время - перечитывать - править, добавлять, "воду" убирать. А то "глаз замыливается", как снайперы говорят. Сразу у меня только стихи да песни получаются :)

2 Поль. А жаль что не пишите... Слог у Вас хороший, меня поправки "вставили". Хоть новую повесть начинай :)

0

20

Ну, что - получается что-нибудь? Интересно было бы почитать, должно быть, забавно получится:)

0

21

В продолжение... опять кусок... кок они познакомились, главные герои

А начиналось все так.
Алексу тогда было 15 лет, и он уже во всю готовился, по старому обычаю, стать оруженосцем у какого-нибудь из друзей своего отца. Упражнялся с оружием, учился придворным примудростям и всему, что пристало благородному молодому человеку того времени.
Алекс тогда еще жил у папеньки, в замке Д'Бар, когда из Норвегии, в гости, пожаловали дальние родственники, Харальдссоны. Очень дальние. По мимо всего прочего (товара на продажу, новостей и невест хорошего рода), родичи привезли с собой двоюродного племянника, 13-ти летнего "мальчишку" (по меркам Алекса, по крайней мере, "мальчишку"). Мальчуган был похож на лисенка - рыжий, верткий, с блестящими любопытными глазенками.
Мальчишку звали Адэр Торвальдссон.
Семья у него, мало, что конунгам родственники, была не богатой. Да и сама семья большая - 3-е сыновей, да 4-ро дочерей, где-ж на всех серебра напасешься? А еще и приданное готовить. Пацана не куда было пристроить, дома он всем своими выходками надоел, да и жалко было, младшенький все-же в семье. То есть перспектив на наследство, практически, никаких.  Вот и решили Торвальссоны - отправить это "чудо" куда-нибудь к дальним родственникам, как в старые времена водилось, на воспитание. Пусть и грамоте научится, и всему, что достойным мужам Севера подобает.
Алексу мальчишка понравился сразу.
Родственники они были , конечно, "десятая вода на киселе", но было в этом заморыше что-то такое, необычное и, по этому, интересное. Тем паче, что в первый-же день после знакомства, на шутейном поединке, произошло весьма интересное событие. Адэр, которого Алекс хотел шутя отшлепать тренировочным мечом, "вломил" старшему товарищу так, что тот потом целый день отлеживался у себя в комнате.
Как истинный потомок викингов, Адэр, не смотря на молодые годы, уже превосходно владел мечем, боевым топором (точнее, даже двумя), длинным северным ножем "саксом", прекрасно охотился, и вообще был любопытным, веселым и общительным парнем.
В замке мальчишку все полюбили. Граф Вольфстейн Д'Бар Старший тоже благосклонно отнесся к шебутному и веселому отроку. Поразмыслив, он решил оставить его у себя "на воспитание". Даже без оплаты. Определив парнишку в прислугу к младшему сыну, с которым они, похоже, "спелись" в первый же день знакомства. У графа сразу возникли кое-какие мысли о пользе такого "приобретения".
А уж как Харальдссоны были рады сплавить с рук такое "сокровище"...
Так завязалась их дружба.
Адера, как ученика и оруженосца, определили спать в комнате Алекса, рядом с постелью, на меховой подстилке на полу (северянам - не привыкать). Впрочем, он и не жаловался. Кормили в замке хорошо, делами особо не натруждали - все таки оруженосец младшего сына графа, да и Алекс в обиду не давал.
Вместе ели, играли в шахматы, тренировались, гарцевали на лошадях, стреляли из луков, ходили на охоту. Да и просто бродили иногда по окрестностям замка, по местным лесам и лугам, и разговаривали. Адэр расказывал об экзотике Севера, Алекс учил младшего родича премудростям жизни в Европе. Часто спорили (иногда до драки), что лучше - суровая Скандинавия или цивилизованная Нормандия. Втихую (молодежь - всегда молодежь) пили на пару пиво и вино, которые Алекс, как сын графа, безнаказанно тырил из подвалов отца. Ну и лапали дворовых девок, без этого ни как. Мальчишки, что еще сказать...
Папенька Алекса только радовался такой дружбе. Виданное ли дело - у его сына в "вассалах" родственник (какой-никакой, а все таки) конунгов! Да и сын просто счастлив, появился равный (почти) ему товарищ и друг. Ну не с детьми же простолюдинов возиться. Хорошая, однако, получалась пара...
Да и планы на Адэра были многообещающие.

0

22

Как там про викингов нет продолжения? )

0

23

Есть, но кусками... почти написан финал... а вот серединка пока не пишеться чего-то... тока отрывками...

А что, понравилось?

0

24

Интересно %) Хотя бы расширение глав центра)

Отредактировано Поль (2009-03-04 12:40:19)

0

25

Ну... там дальше голимое фентези пойдет... Свартальвхейм, Асгард, Етунхейм... могу выложить готовые (черновик, конешно-же) похождения в Етунхейме...

рог они найдут - но это еще далеко не конец....

0

26

Ну если это по порядку..)
Вобще при расширении неплохо бы битвами дополнить, пустили бы пару драккарчиков ко дну, а то берсерк тока пьет и пользы не приноситЪ)))

0

27

Поль! Вместо драконов Етуны... щас выложу... а битвы - дак не про енто весч то :) можно потом добавить пару сражений... а пока... я не крови хочу.. это юморная повесть в 1ю и главнейшую очередь! Следующим постом выкладываю отрывок о Етунхейме - прочтешь - поймешь - почему битв мало :)

0

28

Ну не обязательно кровь)) Можно набить лица снять мачту и отобрать весла и оружие и пЫво, чтобы не мешались и пусть плывут себе дальше ради Асов))  Впрочем дело хозяйское)))

0

29

Короче - кладу сюда... потому, как 2я часть не дописанна пока.. а 3-я - кусками...

Не по порядку... говорил же середина - тормозит пока... перед этим злоключения в Свартальвхейме и похождения в Асгарде... что там происходило - знаю... тока ни как в текст пока не складывается...

Итак.. 2 висы сразу.. и начало следующей ;)

Виса шестая.
"Утгард"

- Они умерли, шеф!!!
-  Спокойно, парень... Они не умерли... Их просто больше нет.
Из какого-то кинофильма.

1.
Когда земной поверхности надоело изображать роженицу, люди встали на ноги о огляделись. Вокруг простирался унылый серый пейзаж, и не менее унылый берег моря неподалеку.
На берегу, на подпорках, стояло нечто, отдаленно напоминавшее очертаниями остов огромного драккара со штевнем, еще страшнее, чем у Слидгелля Арни Хевдинга. На этом, впрочем, сходство заканчивалось.
- Это что, корабль? - Задумчиво нахмурился Арни.
- Нет, котел для пива! - Язвительно проворчал Иггнатт. - Конечно корабль!
- Думается мне, - задумчиво подал голос Эгиль, - что тут кто-то кого-то собирался хоронить, но передумал.
- Да нет! - Отмахнулся от берсерка Альвиль. - Это тут турсы что-то строят, уж не помню сколько. Для Рагнарека.
- Так это что Тот Самый Корабль? - Побледнев как снег, промямлил годи Альвгейр.
- Ты еще спроси "Это что, Тот Самый Утгард?" - скривился цверг. - Однако, где же подкрепление, где Тор?
- Где, где, - начал было альв, но над головами так прогрохотало, что он заткнулся. - В засаде Аса -Тор. Пошли, время не ждет.
Вереница путников долго плелась по душераздирающей своим видом серой пустоши, пока не наткнулась на слабое подобие тропинки, протоптанной по пыльной поверхности каменной равнины. Слева от тропы виднелись три огромные скалы, расколотые ровно пополам каждая.
- Это те самые, - показал пальцем Альвиль, - на которые Локи Тору глаза отвел. Стало быть, если они тут ночевали, то и нам не зазорно.
У подножия скал обнаружилась пещера в валуне, жутко напоминавший огромную рукавицу. Смертные в благоговенье схватились за молоточки-обереги, висевшие на шеях. Иггнатт ехидно усмехнулся.
- Это Локи постарался, чтобы все помнили про облапошенного Хлорриди, почивавшего в рукавице. - Цверг пожевал бороду. - Наша работа, гномья. Правда не заплатил, гад, как обещал. Дак мы и сварганили так себе, на скорую руку.
Вскоре под каменной крышей "рукавички" уже весело трещал костер. Откуда цверг с альвом взяли в каменной пустыне дрова - лучше не спрашивать. Да, никто, в общем-то, и не собирался. Арни Хевдинг печально следил, как на прутиках поджариваются последние кусочки мяса из запасов, и сглатывал слюну. Как-то не сглатывалось.
Откуда-то издалека послышался высокий свист. Так бывает, когда ветреной зимой в щели завывает вьюга. Что-то стремительно, с грохотом, промчалось мимо маленького лагеря, недалеко в воздухе со скрежетом развернулось, сыпля искрами, и с ревом понеслось на них.
Эгиль взбодрился, с чувством провел пальцем по лезвию своей секиры. Раздался тонкий, нежный звон. Остальные викинги схватились за мечи. Однако, альв и цверг сидели, как ни в чем не бывало и уплетали последнее мясо.
Тело, приблизившись, сбавило ход, и в свет костра вылетел молодой озорной парнишка. Затормозив с жутким скрежетом и искрами, он весело посмотрел на присутствующих.
- Сапоги скороходы. - Объяснил он ошалевшей компании. - Ну что, смертные, живы еще?
- Тьяльви, ты бы лучше пива принес! - Буркнул Альвиль, облизывая пальцы. - Носятся тут всякие, потом вещи пропадают.
Смертные, так и не привыкшие еще к столь фамильярному обращению с жителями Асгарда, сочувственно молчали. Тьяльви подсел к костру.
- Щас все будет. - Пообещал Быстроногий. - Внимание! Равнение на ле-е-во! Три, два, один, оп!

2.
Из темноты совершенно бесшумно выкатилась изящная колесница, запряженная двумя огромными белыми кошками.
- Фрея! - Прошелестели голоса смертных.
- Привет, мальчики! - Невеста Ванов помахала изящной ручкой. - Как настроение? Эгильчик, милый, ты как?
"Эгильчик" покраснел так, что было заметно даже в багровых отблесках костра. Остальные сдержанно, еще бы у Эгиля кулачищи те еще, хихикали в пол голоса. Берсерк смущенно пыхтел и прятал глаза.
- Ясненько. - Резюмировала Фрея, подходя к костру. Один из огромных котов лег у ее ног на землю, превратившись в своеобразное меховое ложе. И то дело, не на земле же богине сидеть! -  А я вам тут гостинцев привезла. Тьяльви, разгружай! Альв, помогай давай, не в гостях.
- Не альвское это дело, - заявил Альвиль с невозмутимым видом, продолжая поджаривать мясо, - тяжелая физическая работа. Вон гном в наличии.
- Если сейчас кто-то не перестанет мяукать, - елейным голосом молвила прекрасная богиня, - то получит по наглой альвской морде. К слову сказать, там пиво.
Альвиль испарился. Через пару мгновений со стороны колесницы раздалось жадное бульканье. Эгиль, позабыв про смущение, тут же рванул следом. Вскоре берсерк вернулся, неся одной рукой альва, присосавшегося к меху с пивом, во второй - еще три меха, слава Одину, без присосавшихся к ним альвов. Викинги повеселели.
Фрея разлеглась на спине своей белой зверюги и весело разглядывала смертных. Второй зверь примостился за спиной первого, став своего рода спинкой у ложа. Картинка получилась настолько соблазнительная, что у всех потекли слюнки.
Тем временем, что-то ворчащий гном притащил к костру несколько копченых окороков, а Тьяльви мешок с лепешками и соленой рыбой. Сидевшие несколько дней на урезанном пайке, викинги набросились на еду.
- Лопайте, лопайте. - Ласково улыбнулась Госпожа. - А я пока вам расскажу план действий. Получается так: к завтрашнему вечеру достигнете замка Утгардалоки. Ну, там не совсем замок, конечно, в общем, сами увидите. Что ждет вас внутри рассказывать не буду, а то не интересно, но как только оттуда выйдете - дуйте во все ноги.
- Пешком? - выдавил Арни. - Они же нас в два шага догонят!
- Не догонят, хевдинг. И не пешком. - Промурлыкала Фрея. - Кстати, старших перебивать - нехорошо. Так вот, ради такого случая я выпросила у валькирий лошадок. У ворот трубите в рог, они и прискачут. Приучены, у Одина дисциплина та еще. А наш светлый альв, его все равно туда не пустят, и наш темный цверг, чтобы альву скучно не было, будут с лошадками ждать неподалеку. Вместе с Тьяльви в качестве связного.
- Я кузнец, а не конюх! - Взвился Иггнатт.
- Ага, а еще и маг-недоучка на полставки! Ну-ка цыц, а то станешь каменным кузнецом. - Пригрозила Госпожа. - Так вот, на границе Утгарда, Тьяльви знает где, есть местечко одно. Там наш славный Хлорриди, замаскировавшись веточками, будет вас ждать. Точнее не вас, а тех, кто за вами в погоню пустится. Дальше - дело Мьельнира.
Затем, Фрея с Тьяльви стали уточнять детали, сверять приметы на местности, договариваться о времени и прочих мелочах. В результате чего, вскоре выяснилось, что все, кроме Эгиля, смертные, давно похрапывают у костра с полными желудками. Да и пиво почти кончилось.
Богиня прищурилась.
- Ночь на дворе. - Неопределенно сказала Фрея. - Пора. Эгильчик, залезай в колесницу, я тебе в Сессрумнире все мелочи объясню. А утром назад вернешься.
Альвиль и Иггнатт саркастически переглянулись.

3.
Утром, если в Утгарде есть такое понятие, викингов разбудил страшный грохот. Повскакивав с меховых плащей, и разобрав оружие Арни с друзьями выскочили из "рукавички". У входа стояла огромная колесница, запряженная двумя козлами. Тут уж и тупой турс понял, кто пожаловал в гости.
Из колесницы неутомимые Альвмиль и Иггнатт, уже во всю выгружали провизию. Ну, провизию, собственно, выгружал гном, альв все по пиву старался. Рядом с ними суетился зевающий Эгиль Бешенный Кот.
Берсерка было не узнать. Чисто вымытый, причесанный, пахнущий чем-то вкусно - розовым, если не считать пивного перегара, Эгиль радостно командовал цвергом и альвом. Иногда, впрочем, он останавливал поток красноречия, и глаза его подергивала романтическая дымка. При этом он глупо чему-то улыбался.
Тьяльви Быстроногий тем временем, с увесистой дубинкой, беседовал о чем-то с Тангниостром, одним из козлов, впряженных в колесницу.
- А, проснулись! - Радостно приветствовал друзей Эгиль. - А я тут эта, вот! Сейчас позавтракаем, и потопаем дальше. Мне Фрея все в точности объяснила, тут не далеко.
- Я бы тоже не отказался, - ехидно скривился Альвмиль, - что бы мне Госпожа объяснила, что и как, в своей манере.
Про то, как рассвирепевший Эгиль гонял альва по окрестностям рассказывать скучно, тем паче, что все остальные за это время успели не только приготовить себе завтрак, но и съесть его. Тьяльви тем временем помахав рукой, забрался в колесницу, что-то сказал козлам, и все это сооружение с грохотом умчалась, не иначе, как к хозяину в Асгард.
Компания двинулась в путь, дальше по тропинке среди каменной пустыни. Места, по которым шла экспедиция, живописными назвать было трудно. Очень. Зато, Иггнатт от такого количества камней и скал, просто обалдел. Его радостная морда бесила всех, особенно Альвиля, до невозможности.
- Слушай, гном! – Не выдержал, наконец, Даг Тролль. - Ты же при солнце, по идее, должен каменеть! Утро вроде бы давно было.
- При всей убогости людей, они еще и говорят. - Вздохнул Иггнатт. - Так знай же, смертный. В Утгарде нет этого мерзкого светила, тут свет другой. Соответственно, и правила другие. Отраженный здесь свет, понимаешь? А на небе - ледяной шар, от него идет мертвый свет. Темнота для меня, конечно, лучше, но и так терпимо. У нас, знаешь ли, загар сейчас в моде.
- Ага, особенно после твоих проделок с заклинаниями. - Съехидничал Альвиль. - Послушать цверга, так и Локи правдив! Все тут то же самое. Просто это Утгард, у великанов не все правила соблюдаются, в пику богам. Мироздания правила, в смысле. Народ то темный, етуны да турсы. Да и какой из него, к Локи, цверг, когда он по папе чистый альв!
- С каких это пор альвы стали чистыми? - Завизжал Иггнатт. - Что, про родство забыли, давно в земле не ковырялись?
- Ну, - промычал Арни Хевдинг, - эти двое вместе точно скучать не будут.
- Главное, чтобы не заговорились. - В тон хевдингу прогудел Даг Тролль.

4.
Замок появился на горизонте к вечеру третьего дня. Альвмиль, по обычаю, выпивший больше всех, удивленно сокрушался - как это он мог так заблудиться.
Цверг ядовито кривился и отпускал про альва сальные шуточки. Смертным, впрочем, до их перепалки было все равно. Люди устали и хотели спать. Главный проводник Альвмиль, милостиво согласился устроить ночлег. Прямо на камнях.
Запалив снова невесть откуда принесенные гномом дрова, компания уселась ужинать. Обложив углями оставшееся еще в запасе мясо, все устало разлеглись вокруг костра.
Пока еда разогревалась, чтобы заглушить урчание в животе, годи Альвгейр принялся распевать "Перебранку Локи", которую знал практически наизусть. Правда, память у годи была та еще, из за чего альву приходилось регулярно поправлять певца и добавлять пропущенные строчки.
Над лагерем прошелестел порыв сильного ветра.
- Да что же это мы делаем-то? – Спохватился Альвиль, вздрогнув. – Да ведь так не трудно и родичей этого… Ну, его, в общем накликать! Тьфу! Что там с мясом, жрать охота?
Викинги разворошили костер. Мясо было сырым и холодным. Вся честная компания, не сговариваясь, стала припоминать что-то похожее из саг. Где-то это уже определенно было когда-то.
- Привет, смертные! – Раздался вдруг из темноты противный каркающий голос. – Ха, да тут и светлый альв имеется! Цвергам пламенно. Хм, ужин, похоже, удался.
На валуне, шагах в десяти от костра, сидело среднего размера, по гигантским размерам, конечно, нечто. Толи облезлый орел, толи мутировавший петух. Тварь ехидно посматривал на присутствующих своими масляными глазенками и, казалось, улыбался. Хотя, у птиц не разберешь.
- Допрыгались. – Простонал Альвиль, закатив глаза. – Еще одно дите Тьяцци? Чего надо, у нас на себя то мяса не хватает!
- Племянничек. – Кивнула птица. - Ну, мясо мне, допустим, до Тора с козлами. Вы-то на что? Кстати, откуда дровишки?
Альв с цвергом, не сговариваясь опустили глаза.
- А то, - продолжал «орло-петух», - тут какая-то сволочь уже несколько ночей разбирает Нагльфар, а поймать никак не можем. Так, откуда дровишки?
- Врешь! – Нервно возразил годи Альвгейр. – Врешь, хладноребрый! Нагльфар из ногтей мертвых сделан будет! Так говорят саги, а саги не врут.
- Ха! – Расхохотался етун. – Ваши людские бредни много чего говорят! Вот сам подумай, ну сам корабль из ногтей – еще туда – сюда. А весла? Это у кого такие ногти взять-то?
- А дерево вы тогда откуда берете? – Не унимался годи.
- Дерево? – Засмущался великан. – В Муспельхейме. Меняем на лед. У них там дров полно, а вот со льдом… Экзотика, сам понимаешь!
- Ну, - пробурчал Иггнатт, глядя в сторону, - про дрова у альва надо спросить. Он у нас главный снабженец.
Викинги посмотрели на место, где сидел Альвиль. Именно сидел, ибо на месте его не оказалось. Испарился альв. Великан притворно вздохнул.
- Ну, все, сейчас я вас буду есть. Цверг свободен, темный все-таки, вроде как союзники. А уж вас, смертные, всенепременно съем.
Викинги напряглись. Эгиль судорожно сжал, до хруста, рукоять своей секиры.
- Ну, - етун ехидно посмотрел на викингов, - кто первый? Добровольцу скидка – мучить не буду.
Первым, разумеется, и был Эгиль Бешенный Кот. С боевым рычанием на покрытых пеной губах, берсерк уже во всю прыть несся к великану, размахивая секирой. В этой шумихе никто  не заметил, как сзади падает в обморок годи Альвгейр. И уж тем более, ни кто не услышал тихого, хитрого грохота грома, подкравшегося из-за скал.

5.
В тот момент, когда чудовищные когти великана уже почти схватили Эгиля, что-то, ярко сверкнуло над головами. Потом это «что-то» бабахнуло.
В разные стороны полетели осколки скал, Эгиль, перья и чьи-то мозги. Арни Хевдинг облегченно вздохнул. Если полетели мозги, значит, за Эгиля можно не беспокоиться. Да и перьев у него нет, вроде бы. Волос – сколько угодно, а вот перьев – никак.
Из-за скал вышел довольный, улыбающийся Аса-Тор.
- Готов! – Радостно констатировал Хлорриди. – Тьяльви! Где краска?
- Зачем? – Раздался из-за скал недовольный голос.
- Как зачем? Молоточек на колеснице малевать!
- Сколько малевать-то?
- Рисуй, рисуй! – И Аса-Тор печально добавил. – Тут одного пока завалишь…
Хлорриди грузно уселся рядом с костром, и, со свойственной самому себе, бесцеремонностью, принялся уничтожать остатки окорока и пива. Покончив с ужином, Хранитель Мидгарда почесал свою рыжую бороду и посмотрел на компанию. Цверг, памятуя о старых обидах, благоразумно спрятался за спину светлого альва.
- Эх, жалко, мне с вами нельзя! – Вздохнул Тор, давая знак Тьяльви принести пиво. – Уж я бы им всем показал! Вы главное выманите их. А уж там…
Хлорриди мечтательно оттер мозги етуна со своего молота. Тихо подкатилась колесница, запряженная козлами. Тьяльви начал сгружать из нее мехи и пивом и продукты, альв незаметно стал ему помогать. Разумеется, старался больше по пиву.
- Ну, что-ж, - Хлорриди, с хрустом потянувшись, встал, - теперь у вас есть, что выпить, и чем закусить. Готовьтесь, завтра будет трудно. Етуны – они такие, хитрые. Вы мне их только выманите!
Аса-Тор направился к своей колеснице, попутно оттаскивая за шиворот от бочки с пивом Быстроногого Тьяльви.
- Страж Мидгарда! – Пропищал из-за спин викингов очнувшийся годи Альвгейр. – А почему тебе с нами-то нельзя?
- Ты как, годи или вроде? – Обернулся Рыжебородый. – Ты что, саги не помнишь? Я этот замок найти не могу по определению! Точнее, по заклятию. Локи, сволочь постарался. На их счастье, кстати.
- Хлорриди! – Вдруг совершенно серьезно сказал Эгиль. – Нам тут Госпожа лошадок обещала.
Тор, возмущенный такой фамильярностью, обернулся. Вся компания, разинув от такой наглости рты, смотрела на Эгиля. Рыжебородый вернулся к костру, присмотрелся… И рассмеялся своим громоподобным хохотом.
- А, это ты, кошачий берсерк, любимчик Фреи! Вон, альв их там пасет за скалой.
- Не пасу, а стерегу. – Оскорблено промычали за валуном. – Пасут овец. Или коров. Коней – стерегут. Или крадут.
К огню из-за скал вышел совершенно оскорбленный Альвиль в сопровождении прекрасных коней. Кони были – ни в саге сказать, ни висой описать. И добавить тут нечего. Откровенное заглядение.
Иггнатт с сомнением оглядел эту красоту, подпрыгнул, до седла не достал, выругался.
- И как, по вашему, я их сторожить буду?
- Та-а-а-к! – Прорычал Тор. – Темными альвами запахло. Тьяльви, тролль тебя возьми, рисуй второй!
Иггнатт, в ужасе прячась из альва, проклинал ночь и час, когда обрел язык. Хлорриди, долго прицеливался, пыхтел, потом поняв, что цверга в отдельности от альва по скале не размазать, в сердцах плюнул.
- Скукотища! – Констатировал Страж Мидгарда. Ладно, пошел я в засаду. Бывайте.
Когда грохот колес колесницы утих вдали, цверга насилу оторвали от Альвиля. Вместе с клочками одежды последнего. Иггнатт долго разгибал сведенные судорогой пальцы, разминал затекшие руки и ноги, которыми цеплялся за спасителя, выплевывал волосы, застрявшие в зубах. Наконец, отдышавшись, выдал.
- С козлами жить…
Но продолжать не стал.

6.
Утро в Утгарде, как говорилось ранее, вещь относительная. Как только воздух из иссини - черного превращался в темно - серый - считай рассвет произошел.
На сей раз, по меркам Утгарда, день был солнечный. Даже очень, небо было светло-серым и радовало глаз, по сравнению с предыдущими ночами и днями. Что там думал цверг, это его цвергское дело, но глаза его были печальными.
Как и предупреждала Фрея, подходы к замку были тяжелыми. Пьяного альва, так вообще несли на плече, ноги не держали. От усталости, думается.
Гордые кони валькирий, зная, что их работа нести экспедицию "оттуда", а не «туда», везти викингов отказывались категорически.
- Надо было драккар с собой взять. - Ворчал Эгиль.
- И на себе тащить? - Удивился Арни Хевдинг.
- Зачем? - Поднял мохнатые брови берсерк. - Поставили бы на колеса, и под парусами пошли.
- Ага! - Поддакнул Альвмиль. - И щиты к воротам приколотим. К каменным. На добрую память.
- А что, - откликнулся Арни, отрываясь от меха с пивом, - типа, был тут такой-то!
- Вот мы с этими идеями в Византию и поедем. - Пробурчал Даг Тролль. – Ты же собирался на следующее лето.
Годи Альвгейр сокрушенно качал головой.

7.
Замок действительно был так себе. Нечто среднее между айсбергом и свинарником. Пахло оттуда аналогично.
Долгие поиски кустов, в которых альвы, темный и светлый, должны были прятать лошадок, описывать смысла нет никакого, тем более, что закончились они полным провалом.
В конце концов, дело закончилось тем, что компания не придумала ничего лучшего, как выкрасить белых прекрасных коней в серый цвет, под раскраску местности. Откуда альв и цверг взяли краску, как обычно, остается загадкой. Короче говоря, дождавшись, пока "коневоды" замаскировались, викинги подошли к воротам замка.
На высоте в три человеческих роста, на двери было приклепано бронзовое кольцо, размером со щит.  Попытки взобраться друг на друга на трезвую голову не удались.
Викинги, задумавшись, уселись в кружок возле ворот, и стали совещаться, как постучать в дверь. Годи Альвгейр сразу предложил сбегать в Мидгард, что бы найти подходящее для тарана дерево. Даже сбегать сам вызвался.
Даг Тролль его немного побил, после чего от поисков тарана решили отказаться, ибо жизнь человеческая слишком коротка. В воздухе отчетливо раздавался скрип из под железных шлемов, который наполнял окрестности немелодичным шумом железа и мозгов.
Наконец, устав от интелектуального рукоблудия, Эгиль Бешенный Кот встал на ноги. Под гробовое молчание побратимов, берсерк деловито допил остатки пива, надел свой шлем, и глубокомысленно изрек:
- Думается мне, что ворота эти из тогоже камня, что и валуны. - Оглядев компанию победоносным взглядом, берсерк продолжил. - Еще мне думается, что с валунами бороться - удел берсерков. А еще думаю, что единственный берсерк здесь я.
Арни Хевдиг с уважением посмотрел на приятеля. Все-так, большого ума человек, хотя и берсерк.
Эгиль тем временем решительным шагов подошел к каменным воротам, и уперся в створки руками. Поправив на голове шлем, он начал ритмично биться головой в правую створку. Ворота загудели, и начали колебаться, осыпая окрестности каменной крошкой и пылью.
Воистину, счастлив тот вождь, за которым следует хотя бы один берсерк.

Виса седьмая.
"Ужин с великанами"

"Главное - правильно подобрать ингредиенты"
Книга о вкусной и здоровой пище. М. 1967 г.

1.
Стук был услышан. Створки ворот открылись как раз в тот момент, когда Эгиль собирался нанести последний, сокрушительный удар.
Открылись ворота вовнутрь. И Эгиль, с полного размаха, влетел в щель между створками, попутно въехав шлемом открывавшему в живот. Рухнувшая без чувств на землю личность, на великана была похожа только с большой натяжкой. Видимо, Аса-Тор был прав, всех больших, сильных и не особо умных он перебил. Остались только маленькие, хитрые и юркие. Но легкие...
Пока великан отлеживался, викинги через его бесчувственное тело, просочились вовнутрь. Перед ними простирался огромный внутренний двор, заваленный мусором и пустыми котлами гигантского размера. Посреди двора, словно памятный камень, стоял вертикально большущая круглая каменюга, врытая в землю.
По форме монумента, годи Альвгейр вычислил, что это не что иное, как щит Хрунгнира, вытесанный из целой скалы для битвы с Эку-Тором.
Все вздохнули с облегчением. Если щит здесь и врыт в землю, значит, не родилось еще в Етунхейме великана, способного его понять. Приятная новость, что говорить.
Викинги, робея, рассматривали это чудо враждебной техники, когда привратник очнулся. Хладноребрый с опаской подошел ближе, держась за живот, и подозрительно посмотрел на компанию.
- Вы кто, смертные? – Тут живот у него дал сбой, и етун громко застонал. – Что вам тут вообще надо?
- Я Арни Хевдинг Волюндссон, по прозвищу Безбородый, сын Волюнда Железнорукого. – Выступил вперед Арни. – А что до дела нашего – так скажу про это только вашему вождю. Назови себя и вашего конунга, родня Локи!
- Я и есть конунг. – Пробурчал печально великан, почесывая затылок.- Имя мне - Хрюм, конунг турсов. Если хотите говорить, чего сразу деретесь-то?

2.
За огромным, по великански, столом, куда посадили викингов, в неописуемого размера зале, было еще пара десятков «великанов», размера хозяина. Ну, еще десятка четыре существ вполне человеческого размера. Прислуживали за столом вообще не пойми кто, толи гномы – переростки, толи карликовые тролли.
Впечатление это воинство представляло удручающее.
- Так что надо смертным, хоть и посланным Асами, от нас, бедных турсов? - Все также печально спросил конунг великанов после традиционного рога, меланхолично ковыряясь ножом в жаренном кабане.
- Ну, уж нет! - Отрезал Арни хевдинг, вскочив на скамью. - Не знаю, как у вас, хладноребрый, а у нас дела так быстро не делаются!
- Ну и что, мне вам еще под дудочку сплясать? - Сделав замученную рожу простонал Хрюм. - Или спеть? Или снова будем соревнования устраивать, как с Тором?
Викинги представили пляшущего под дудочку великана, и расхохотались. В игры тоже играть что-то не хателось. А вот поесть и пива попить - запросто.
- Ты, Хрюм, лучше расскажи, - вдруг спросил Эгиль, отрываясь от рога с пивом, - какой хитростью ты стал конунгом, и где остальные турсы?
- Как? - Возмутился Хрюм. - Как по какому праву? По праву сильного! Нет сильнее меня великана в Утгарде, нет славнее, богаче и все такое! По тому и конунг!
Думается мне, - пробурчал Эгиль, - что Рагнарек отменяется.
Хрюм вздохнул, и развел руками. Мол и спорить даже не о чем. Все "великаны" за столом сиели, понурив головы и возражать тоже вроде бы не рвались.
Даг Тролль аж прослезился от умиления.
Дак какже вы докатились да жизни такой? - Участливо спросил здоровяк, которого обычно тараном было не пробить.
Арни Хевдинг печально размышлял, жалея великанов, себя, парней, а самое главное - Тора. Вот Рыжебородый-то расстроится. Ни какого Рагнарека, никаких тебе приключений, которые Аса-Тор так любит себе создавать.
- Выродились. - Вздохнул Хрюм. - А все Локи, гад. Эй, принесите гостям пива, а сейчас буду рассказывать печальную историию нашего народа. Вот чего чего, а пива у нас - хоть топись.

3.
К пиршественному столу слуги подтащили несколько огромных котлов со священным напитком. Тара была, конечно, не такая, какую Тор вместе с Тюром у Хюмира отбирал, но тоже были ничего себе.
Эгиль, опытный в пивном деле мастер, только присвистнул, и с жадностью накинулся на принесенное. К нему присоединились остальные викинги. Пиво было крепким, но почему-то горьким и соленым.
Великаны-же наоборот, старались на пиво не смотреть, некоторых даже подташнивало. К пиву прикоснулся только конунг великанов, и то, соблюдая закон гостеприимства. Выпив с гостями пару рогов, конунг турсов, печально вздохнув, произнес:
- Что-ж, смертные. Слушайте.

4.
Печальным был рассказ Хрюма, конунга турсов.
Розыгрыш с Тором вначале показался весьма удачным. Ради такого случая, весь Утгард ушел в долгосрочный запой. Еще-бы, так подшутить над самим Рыжебородым для великанов - событие непередаваемой важности. Тем паче, издевательство вошло в саги!
Праздновали, как водится, долго. Гораздо дольше, чем Йоль в Мидгарде. Лет на десять. Пиво лилось рекой, переели весь скот в округе, перепели все великаньи песни по десять раз. И столько тостов было произнесено в честь великого бездонного Рога Утгардалоки, столько вис произнесено...
В конце концов Локи, по пьяной лавочке, произнес какое-то хитрое - прехитрое заклинание. По утру, сволочь, даже вспомнить не смог. А заклятие-то было впрямь страшное.
Бездонный Рог Утгардалоки стал настоящим.
Только на этот раз, черпал он пиво не из океана, а Альв знает откуда.
И случилась с тех пор в Утгарде беда. Если раньше между пирами да просто пьянками были какие-то перерывы, ну а какже, пиво отоб... то есть собрать, пива наварить и все такое. То теперь поголовная пьянка стала непрырывной. Пиво-то из рога через край, бабы под боком, жратвы - наколдуем. Что еще нормальному турсу надо? Вот и гуляли!
Гуляли, пока не заметили, что турс не тот пошел: мелкий, слабый, ленивый. Те, кто еще был, хотя бы местами,  в трезвом разуме, поняли - нацию надо спасать. Пиво в таких колличествах, оказывается, не только полезно, но и очень даже вредно.
А из Рога все хлыщет и хлыщет через край...
Сначала нашли выход - по скольку Эку - Тор в свое время полморя выпил - пиво туда сливать. Пополнить, так сказать, безвозвратно утраченное. Но вскоре Ермунганд взбунтовался! Говорит, он скоро сам себя на закуску пустит, мало того, что в свой хвост вцепился. А хмельной Мидгардссорм - это зрелище не для слабонервных, скажу я вам! Символ вечности, блин...
Потом додумались Рог в Муспельхейм сплавить. У них там и так всегда жара, а значит - вечная жажда. От жары, по идее, половина пива испарится, остальное местные допьют.
Щас! Сурт такой скандал устроил, не передать!
Пиво нагревается и с ног валит не хуже Мъельнира! Вечный Вселенский Огонь поддерживать некому, все в отрубе, от испарений хмельных такой смрад стоит - сушите весла! Вернули Рог обратно.
Ледяные великаны вообще отказались. Нам, говорят, и так льда хватает. А если ваше пиво морозить - нас раздавит этими непомерными айсбергами.
Даже Фенрира хотели задействовать. Он - большой, в него много влезет. К тому-же пасть все время открыта, хе-хе. Но Губитель Солнца ТАК посмотрел на изобретателей, что всем как-то расхотелось даже попробовать. Да и растолстеет он к Рагнареку, не то что Одина съесть, встать бы не смог...
С тех пор все племена Великанов хиреют. Все пиво хлещут, да закусывают. Ну и скажите, какой тут к Альвам Рагнарек?
Поразмыслив, нашли таки компромисс. Неделя - Рог у Турсов, неделю у Ермунганда, неделю у Сурта выпаривается. Ну, немного Ледяные помогают.
А Локи, даром, что прикованн, все не может вспомнить, что он там назаклинал! Одна надежда - вырвется Жадный, Локи освободится, может чего и вспомнит.

5.
- А вы что думали, - закончил свой рассказ печальный Хрюм, - нам етунам нынче легко?
Великан долго молчал, рассматривая содержимое своего рога. По лицу турса было видно, какое отвращение он к нему испытывает. В конце концов, Хрюм пересилил себя, и, зажмурившись, опрокинул пиво во внутрь. Проворный карлик из прислуги, тут же ловко налил рог по-новой.
- С тебя, конунг, на сегодня еще всего четыре штуки. - Шопотом сообщил он, и, пригибаясь, умчался в дальнюю дверь.
Над местом, где карлик только что был, просвистел гигантский кулак.
- Дневная норма. - Тихо простонал Хрюм на недоумевающие взгляды викингов. - У нас у всех есть. Приходится...
Арни Хевдинг, почесывая подбородок, решил, что пора. Иначе, День Великой Битвы окончится, не начавшись, а это не интересно. Совсем не весело, точнее сказать. И весь Асгард - к Хель.
И он решился.
- А знаешь, Хрюм, конунг турсов, а мы ведь за этим рогом к тебе и пришли. - Арни поднялся над скамьей. - Забрать его хотим. Насовсем.

6.
В зале великанов повисла гробоавя тишина.
Хрюм поднял на Арни заплывшие от пива глаза. Через некоторое время, поняв, что сказал смертный, осел на свое хозяйское место.
- А ты не обманешь? - Тоскливо спросил конунг великанов просящим голосом. - Нет, правда заберете? К этим, как их, людям? В Мидгард?
- Да тебе что, башка ты каменная, - взвился Эгиль Пьяный Кот, - ренами на валуне высечь и в морду тебе ткнуть? Забираем мы его, недоумок!
Некоторое время, конечно, ушло на то, чтобы турсы поняли, о чем идет речь. Потом, когда викингам стало казаться, что они умерли, или, в крайнем случае, посидели до синевы, Хрюм просто сказал. Точнее - заорал.
- Да забирайте его, забирайте!
Сам Хрюм вынашивал в это время ОЧЕНЬ коварный план. Рог они заберут в Мидгард. Народ там, неизбежно, сопьется, викинги станут не те. Соответственно, и эйнхерии станут не те. Захиреет совсем. Великаны к тому времени отойдут, поздоровеют, расплодятся...
И неизвестно еще, с какой стороны Рагнарек отменяется!
- Да, берите, конечно! - Радостно закричал конунг Турсов. - А хотите, даров богатых вам с собой дадим? Пропитания? Оружия? Эй, принесите сюда Рог Утгардалоки!
Заскрипели двери, забегали слуги. В конце концов из дальней двустворчатой двери на повозке вывезли нечто.

7.
Нет. Рог Утгардалоки был, слов нет, большим. Очень большим. С Дага Тролля, наверное, размером, а он был не маленьким парнем.
Резное серебро, украшавшее его горловину, было изрядно потрепанно зубами великанов, На остальной серебрянной обшивке видны были не то вмятины от чьих-то голов, не то от попыток разбить Рог взребезги.
Но главная проблема была в том, что Рог был полон пива. По самые серебрянные края. Этот подвиг взял на себя Эгиль Бешенный Кот.
Пока святыню грузили на повозку, услужливо предоставленную конунгом Хрюмом, Эгиль регулярно отпивал из Рога столько пива, что-бы не проливалось через край. И, все равно, пока артефакт погрузили на повозку, правда без лошадей, все викинги изрядно пропотелись.
Повозку вытолкали, не без помощи великанов, за ворота, и стали прощаться с гостеприимным хозяином. Хрюм рыдал, называя викингов родными, любезнами гостями. Приглашал заходить еще, конечно, без Рога. Бился головой о стену, и клялся, что люди - самые лучшие люди во всей Вселенной.
Наконец, каменные тяжелые ворота захлопнулись за ними. Сквозь лязг запоров, скрежет железа и камня, донесся истошный вопль:
- Да-а-а-а-а-а!!!!!

Виса восьмая.
И снова - Асгард

1.
- И что, они его просто так его сдали? - Возмутился Рыжебородый, выронив Мьельнир. - А битва?
Просторные палаты, где заседала честная компания, содрогнулась от громоподобного рыка. Длинный дубовый стол, как обычно, ломился от всякий яств. Исключение составляли, разве что, напитки. Не привыкла Хозяйка к грубым напиткам типа пива - по этому на столе было вино, красное и белое - особый деликатес в Мидгарде.
- Прости Хлорриди. Там не с кем. - Понуро промямлил Арни хевдинг. - Ну, если ты не собираешся воевать с мокрицами.

0

30

Забавно. Напоминает несколько Ревущую трубу из серии про Гарольда Ши.

0


Вы здесь » Форум Ордена Северного Храма » Замковый ров » Про крестовые походы